"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Внутренние риски российской системы страхования

Внутренние риски российской системы страхования
Лайков Алексей Юрьевич
Риск-менеджер

Текущий кризис трансформировал систему рисков, возникающих в работе субъектов страхового рынка. В своей новой аналитической статье автор предлагает собственный взгляд на текущие изменения на рынке и в его государственном регулировании, а также дает свои рекомендации, как можно защитить российское страхование от растущих рисков в будущем.

Следствия без причин

В условиях информационного общества сознание определяет бытие. На достаточно длительных отрезках времени доминирует виртуальная реальность, создаваемая информационными потоками, наполненными искажённой информацией о реальности действительной. Если о какой-то проблеме не говорят, то для большинства людей её и нет, а с помощью одновременного раздувания существующих или несущественных угроз внимание аудитории переключается с подлинных опасностей на мнимые. Пока действительность в очередной раз неожиданно и жёстко не заявит о себе («пока кулак судьбы не откроет человеку глаза»).

При этом положение год от года усугубляется: активно потребляющее массовую дезинформацию общество утратило не только присущее разумным людям стремление устанавливать причинно-следственные связи, но и понимание необходимости этого.

Кто уже полностью забыл про грандиозную фальсификацию с «millennium bug»? Не те же ли это самые люди, которые так легко потом поверили в глобальную угрозу «свиного»/ «птичьего» «гриппа», страшного Эйяфьятлайокюлля, лихорадки Эбола и т.п. ужасов? А сегодня уже не помнят и о них, поскольку есть «вирус Зика», Трамп и «автоюристы», с которыми теперь все должны бороться с помощью какой-нибудь очередной «дигитализации»?

По мере потери интереса и способности к пониманию причин происходящего вокруг, приоритетное внимание привлекают следствия (всегда неожиданные). Приоритетное внимание к следствиям – признак инфантильности. Следствия не только неожиданны, но и разнообразны. В силу неожиданности и разнообразия они – своего рода «развлечения». А дети любят новые развлечения, любят внешние впечатления, новые игры и игрушки. Следствия легко обсуждать, потому что вот они – перед глазами, их можно увидеть без напряжения: «что вижу, о том и пою!».

«Без напряжения» - это очень важно, потому что докапываться до причин, до сути – это требует усилий, а всё должно быть весело, легко и «интересно всем». И вот уже сформированы «интересные всем» программы и проведены конференции, семинары, «мастер-классы», где каждому всё понятно, интересно и есть что сказать, где каждый «поёт» о своём, о том, «что видит», где активно и заинтересованно обсуждаются следствия без выявления причин. Вот даже разработаны «дорожные карты» по борьбе со следствиями без устранения причин. Вот уже приступают к их реализации, а вот, «как всегда», ничего полезного из этого не получилось (переход на МСФО, «актуарный аудит», «страховой омбудсмен» и т.д., и т.п.).

Кто виноват? Мы уже нашли и наказали виновного! Что делать? Принимать меры! Меры приняты: мы разрабатываем новую «дорожную карту»!» И т.д., и т.д., и т.д.

А реальность при этом развивается по своим неведомым большинству из нас законам. Где-то за окном, вне очередного семинара/круглого стола/форума/конференции/КВН/ капустника, обретают реальные очертания не очередные мифы и не имеющие отношения к действительности концепции, а закономерные причинно-следственные связи.

В течение 2014-2016 годов в российской системе страхования развивались процессы, в определённой степени для неё новые. Оценка устойчивости этих процессов затруднена в силу снижения качества информации о страховании в нашей стране. Мощный инфляционный толчок, данный системе в 2014-2015 годах резким повышением тарифов на ОСАГО, привёл к существенному искажению и без того не вполне адекватных стоимостных показателей, характеризующих развитие страхования в РФ. Поэтому выработка практически значимых представлений о состоянии отечественной страховой реальности ещё больше усложнилась.

Какие представления можно считать практически значимыми? Приходится констатировать, что однозначный ответ на этот вопрос получить непросто. Многое зависит от того, кто ищет этот ответ. То, что из участников системы страхования мало кто заинтересован в получении реального представления о происходящих в ней процессах, также добавляет тумана в общую картину. Доминирует пиар: наёмные менеджеры должны давать акционерам оптимистичную информацию и постоянно выдумывать новые «объективные» объяснения низкой эффективности бизнеса (происки «недобросовестных посредников», «автоюристов», «низкая страховая культура» и т.д. и т.п.), чтобы не навлечь на себя недовольство собственников. Сами собственники вынуждены излучать оптимизм и повторять мантры про «неправильный менталитет страхователей», необходимость «повышения финансовой грамотности», про «автоюристов» и про прочую чепуху, чтобы не отпугнуть потенциальных потенциальных страхователей и покупателей бизнеса.

1, что всё-таки ближе не к «всплеску спроса», а к статистической погрешности.

В страховой аналитике, обычно чрезмерно украшаемой разноцветными диаграммами, таблицами и прочей приятной детскому глазу визуализацией (сравните с комиксами), слишком много отвлекающего от сути, от причин происходящих в системе страхования процессов, слишком много какого-то странно-азартного поиска всевозможных и каждый год новых «точек» и, пуще того, «драйверов» «роста», на поверку традиционно оказывающихся всего лишь (1,2%!) местами очередных конвульсий стагнирующей страховой системы.

В свою очередь, страховая наука малосамостоятельна, т.к. плохо финансируется, питается подачками и заражённой обязательным дежурным оптимизмом поверхностной аналитикой, и в итоге часто транслирует в окружающий мир мифы, создаваемые бенефициарами страхового квазирынка.

Получается довольно печальная картина: в отечественной системе страхования, в страховом сообществе не видно тех, кто всерьёз заинтересован в понимании её реального состояния. Речь не об «оптимизме» или «пессимизме», а о реализме как основе выработки эффективных решений по функционированию и развитию отечественной страховой системы.

2.

Для того, чтобы этот вопрос не принял масштабов неразрешимой проблемы, необходимо приложить немалые усилия, в том числе и в выявлении причинно-следственных связей, определяющих состояние и пути развития отечественной страховой системы. Опыт показывает, что шансы на то, чтобы в переполненном информационным мусором страховом дискурсе существенные вопросы страхования заняли подобающее им место близки к нулю, однако «каждый должен делать своё дело: кто-то разрушать, а кто-то и строить» (с), а там уж как Господь управит.

Есть ли основания утверждать, что российская система страхования в последнее время приобретает новые характеристики? В чём сущность современного состояния страхования в РФ?

Официальная страховая статистика в её реальном (т.е. нестоимостном) измерении зафиксировала в 2015 году заметный спад в отечественном страховании, который, как уже отмечалось выше, пока не удаётся преодолеть в 2016 году – мы по-прежнему довольно глубоко находимся в отрицательной зоне.

3, в среднем – на 8,8% 4.

5. Каков же вектор развития отечественной экономики?

6.

7. Аналогичные выводы можно сделать и из заседания Правительства РФ 6 октября 2016 года 8.

Это означает, что при продолжении проводимой в стране экономической политики фактическая стагнация экономики и всех её составных частей продолжится и после 2020 года, т.е. в стратегической перспективе.

Таким образом, за пределами системы страхования источников, которые в перспективе обеспечивали бы её развитие в соответствии с темпами, выходящими за рамки статистической погрешности, найти не удаётся. Есть ли у отечественного страхования выход из этой тупиковой ситуации?

Риск ориентированный подход

9.

Для этого необходимо внимательнее присмотреться к качественному состоянию российского страхования. Количественный анализ сам по себе не даёт адекватного представления о нашей страховой реальности.

10. Хотя в 2015 году из числа покинувших рынок 15,7% страховщиков и 29% брокеров сделали это добровольно 11.

С точки зрения устойчивости страховой системы (равно и здоровой бизнес-этики) такие процессы не могут не тревожить. Тем более, когда речь идёт о страховой сфере − здесь же собраны специалисты, которые вроде бы должны понимать, что такое распределение риска и чем опасна его концентрация. Однако в российской системе страхования такое профессиональное отношение применительно к самой себе не в почёте.

12.

13, показывает границы нормы: 20% участников генерируют 80% дохода и, соответственно, остальные 80% участников – 20% дохода. По итогам 2 квартала 2016 года топ-20 российских страховщиков (из 286), т.е. 7,0% от общего числа, собрали 79,3% от общего объёма страховых премий (во втором квартале 2015 года было 77,1%).

14. Собственно говоря, Н.Талеб приобрёл всемирную известность как раз в результате того, что его предупреждения о наступлении и последствиях обострения кризиса мировой финансовой системы в 2007-2009 годах блестяще подтвердились.

15.

В отличие от немонополистичекого бизнеса, монополисты, контролирующие бОльшую часть экономической системы, начинают, вольно или невольно, руководствоваться в своей деятельности принципом: «too big to fail» («слишком большой, чтобы погибнуть») или, если речь идёт о российской квазирыночной компании, которая контролирует какой-нибудь сегмент системы (например, сегмент космического страхования) исключительно за счёт административного ресурса, принципом «слишком важный, чтобы погибнуть».

Считается, что государство не даст таким компаниям «утонуть». Менеджмент и специалисты таких компаний перестают ежедневно рисковать своей «шкурой», рассчитывая на поддержку государства за счёт средств налогоплательщиков. В результате рыночное поведение таких компаний становится всё более рискованным и, соответственно, увеличивает риски для системы в целом.

16.

И неудивительно, что приходится сталкиваться с ответственными работниками СК, которые путают «все» риски с «поименованными», а то и страховую сумму с суммой страховой премии…

Главное качество такого сотрудника – послушность и угодливость перед начальством, но этого явно недостаточно для того, чтобы предусматривать и выстраивать защиту от возможных рисков бизнеса.

Низкая профессиональная квалификация обычно сочетается с невысоким моральным уровнем и, соответственно, склонностью к оппортунизму. Сотрудник начинает работать «против компании». Такие «персонажи», внешне всегда сверхлояльные своему руководству, начинают, как короеды, подтачивать крупную компанию изнутри.

Как следствие начинают нарастать и накапливаться «moral hazards», т.е. риски, связанные со снижением квалификации и ответственности персонала.

Политика крупной компании, надеющейся переложить последствия реализации своих рисков на государство, да ещё ведомой не вполне ответственными и квалифицированными сотрудниками, начинает становиться всё более рискованной.

Если говорить о страховании, то это может проявляться в принятии рисков и выплате возмещений без должного информационного обеспечения, в незаметном для постороннего взгляда необоснованном завышении собственного удержания, в принятии рисков на несоответствующих степени риска условиях (тарифы, франшизы и др.), без должной перестраховочной защиты, «размазывании» перестрахования по слишком большому количеству перестраховщиков, из которых какая-то часть обязательно откажется от выплат и др.

17.

18. Для чего? Со времён Р.Гильфердинга развитие монополий привело, в частности, к тому, что существенным свойством современных монополизированных систем стало стремление установить контроль над спросом.

Соответствующие процессы активизируются сегодня в российской системе страхования и это неизбежно отражается на потребителях страховых услуг.

Вследствие стремления олигополии подчинить себе спрос на страховые услуги в идеологии российского страхования доминирующее значение окончательно приобрело страхование по принуждению, т.е. обязательное страхование за счёт средств потребителей.

Тема добровольного страхования неуклонно уходит из отечественного страхового дискурса. Она, несмотря на все официальные стратегии, по факту становится неактуальной и неинтересной ни для самих страховщиков, ни для органов госуправления.

Помнится, один из руководителей достаточно крупной страховой компании поделился со мной наблюдением, что с масштабным введением принудительных видов страхования ему стало намного труднее заставлять своих сотрудников заниматься добровольным страхованием.

19. Не считают авторы этого отчёта важным развитие добровольного страхования! Похоже, что для них «рынок», на который «не оказывает существенного влияния» добровольное страхование, - это система принудительного изъятия денег у потребителей под предлогом страхования. В полном соответствие с застойной логикой предельно монополизированной системы.

20. А то, что этот рост наблюдается на фоне столь же значительного падения количества договоров, не учитывается. Но такая динамика показателей указывает на тенденцию концентрации рисков и увеличения подверженности рискам самих поставщиков страховых услуг. Устойчивость страховой системы падает! Здесь бы впору не радоваться по-детски, а не по-детски озаботиться вопросами стабильности отечественного страхования.

21.

Главное же заключается в изменении качественного подхода страховой системы к страхованию – в целеполагании системы, в идеологии страхового сообщества, в менталитете страховщиков принуждение по отношению к страхователям прочно становится приоритетом.

Этот же качественный сдвиг находит своё выражение в стремлении устранить из системы страховых отношений или подавить те её элементы, которые препятствуют установлению страховой олигополией неограниченного контроля над спросом.

Именно в свете этого следует рассматривать известные олигополистические инициативы по борьбе с «некомпетентностью судов», «автоюристами», «алчными посредниками» и т.п.

Например, уже в течение ряда лет снижение комиссионного вознаграждения посредникам отмечается в отчётах в качестве положительной тенденции оздоровления рынка. Правда, при этом забывают отметить, что системное снижение вознаграждения посредникам почему-то слабо отражается на расходах страхователей, и что перераспределение сэкономленного КВ на другие статьи расходов, видимо, является одной из причин того, что не всем страховщикам удаётся также системно снизить свои явно завышенные РВД.

Продолжение монопольных действий для установления полного контроля над спросом довольно легко спрогнозировать: после устранения «инфраструктурных препятствий» (связанных с автоюристами, посредниками, обществами потребителей, судами и т.п.), олигополия постарается добиться административного закрепления страхователей за страховыми компаниями, а затем и своего права на «добровольную» выплату им страховых возмещений. Будут стремиться к практическому осуществлению мечты монополиста: просто собирать деньги с потребителей без ответственности за качество предоставляемых услуг, а убытки платить факультативно, по желанию.

То, что это не шутка, подтверждается современной реальностью: продажа полисов ОСАГО только с нагрузкой, использование вечно занятых телефонных номеров для принятия обращений по убыткам, отнесение офисов по урегулированию убытков за десятки и даже сотни километров от места проживания застрахованных и тому подобные методы «оптимизации» свидетельствуют о том, что задача полного подчинения/«закабаления» страхователя решается целенаправленно.

22.

Не может быть сомнений в том, что введение «возмещения вреда, причиненного легковому автомобилю, принадлежащему гражданину… путём организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства… станции технического обслуживания» при твёрдом нежелании страховщиков нести ответственность за сроки и качество ремонта приведёт к тому, что потребители останутся один на один с картелем страховщиков и картелем СТО. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

С принятием этого законопроекта цель страхового картеля будет реализована. Но государству-то зачём всё это? Проблема ведь не в автоюристах, а в присущем олигополии стремлении поставить спрос под свой полный неограниченный контроль. Ведь именно государственным структурам придётся разбираться с последствиями такого решения ложной проблемы автоюристов и с гарантированным вследствие этого массовым недовольством граждан!

23?

Население платит налоги, и абсолютно законно вправе рассчитывать на полноценную компенсацию со стороны государства в случае пожаров, наводнений и др. Ему непонятно почему оно должно повторно платить за то, что вправе получать из бюджетных средств, при этом платить ещё страховщикам, в готовность которых выполнять свои обязательства оно верит очень мало.

Можно вполне уверенно говорить, что в реальности внедрение этого массового вида принудительного страхования повлечёт не столько «повышение защищенности жилищных прав граждан… и широкий охват страхованием принадлежащих гражданам жилых помещений», сколько обострение общественных противоречий и рост социальной напряжённости. В свою очередь, это, вкупе с планируемыми изменениями в системе ОСАГО, приведёт не к экономии бюджетных средств и не к защите страхователей от автоюристов, которыми страхователи вполне довольны, а к негативным социально-политическим последствиям и увеличению расходов бюджета на общественную безопасность.

24.

25. На практике мы видим это в показателях экономического развития, длительное время свидетельствующих о стагнации и отсутствии перспектив сколько-нибудь заметного роста у мировой и у российской экономики.

26, а православный христианин Н.Талеб в XXI веке называет «Чёрным лебедем». Отсюда проистекает и особая актуальность призывов руководителей Правительства и Банка России обратить внимание на внутренние риски российской экономики.

В. Парето ещё при естественном состоянии экономических систем (20/80) обращал внимание на то, что внутри самой группы верхних 20 происходит постоянная борьба и дифференциация по тому же принципу «20 на 80». Такие же процессы развиваются в экономических системах и после очищения рынка от «неэффективных живопырок» из числа тех 80%, которые генерируют 20% доходов и самим своим существованием обеспечивают гибкость системы и её способность без больших потерь противостоять внешним шокам.

Оставшиеся «солидные компании» с сосредоточенным видом, не снимая запонок, начинают поедать друг друга, формируя то же распределение заново, только уже из более узкого состава участников. Одним словом, - зоопарк.

Сегодня можно отметить, что в условиях крайней монополизации и отсутствия пространства для внешней экспансии эти процессы в рамках верхней группы участников системы страховых отношений будут принимать всё более острые формы.

27 предполагал, что в исторической перспективе развитие капитала приведёт к тому, что монополии смогут договориться между собой и образуют мировой картель, поставят на место борьбы национальных финансовых капиталов между собой общую эксплуатацию мира наднациональным объединенным финансовым капиталом. Как мы сегодня видим, история, в целом, подтвердила эту догадку: к настоящему времени в мире сформированы и продолжают формироваться структуры и механизмы наднациональной власти. Планомерно и системно реализуются мероприятия по подчинению локальных экономических систем отдельно взятых государств целям и задачам глобально оперирующей властной группировки.

Однако этот процесс ещё не завершён. До его завершения, если оно произойдёт, предстоит пройти этапы обострения противоречий между странами (например, сегодня обострились противоречия в процессе формирования Трансатлантического партнёрства), этапы «отбора кандидатов» в исключительные субагенты наднациональной власти (агенты уж назначены), этапы острой борьбы между транснациональными компаниями и между монополистическими структурами в рамках локальных страновых экономических систем. В том числе и в рамках российской системы страхования.

Процессы формирования механизма наднациональной экономической власти, неуклонно и целенаправленно продолжающиеся с начала XIX века, оказывают сегодня существенное влияние на развитие российской экономики и страхования в частности.

28. Результаты такого консультирования бывают, подчас, обескураживающими.

29 Понятно, что, видимо, немалые деньги тратятся на осуществление мероприятий по «дигитализации» и других подобных важных для современных наивных инфантилов вещей. У которых, кстати, немало поклонников и в российском страховании.

Но ведь эти заявления были сделаны на фоне серийных скандалов, связанных с хакерскими атаками и утечками важнейшей информации из госструктур, у госслужащих, политиков, звёзд и частных лиц буквально по всему миру! Скандалов, потрясающих глобальную информационную среду буквально ежедневно. А как же быть с компьютерными вирусами, от которых практически нет защиты? Как можно этого не замечать или игнорировать, делая столь наивные заявления? Должен же присутствовать если не риск менеджмент, то хотя бы элементарный здравый смысл.

Понятно, что консультанты отрабатывают свои деньги. А вдруг подведут (невольно, конечно) под вирус или под утечку всю систему документооборота и информации важнейшего госоргана?

Практика показывает, что деятельность внешних консультантов может генерировать риски применения решений, неадекватных российской реальности, а значит, ведущих к потерям эффективности госуправления и бизнеса

30. Н.Талеб называет такую практику волевого вмешательства в экономическую жизнь и бизнес «советско-гарвардским подходом» 31 и «командно-контрольным методом» 32. Степень этого риска велика: «у корпорации единственная миссия – удовлетворять финансовых аналитиков, которые сами (очень) склонны к шарлатанству» 33.

Поэтому, коли нельзя обойтись без сотрудничества с приставленными к нам извне консультантами, надо, чтобы защититься от возникающих здесь рисков, не только, по словам ныне покойного президента США Р.Рейгана, «доверьять» консультантам, но и «проверьять» их. Проверять хотя бы адекватность того, что они нам предлагают внедрять. И только после проверки применять разумно и осторожно.

Анализ рисков, связанных с деятельностью внешних консультантов и аналитиков, плотно контролирующих в РФ механизм экономического управления и системообразующий бизнес, стремящихся влиять на проводимую в нашей стране экономическую политику и давать указания властным структурам и российскому бизнесу, заставляет обратить внимание на тех, кто определяет цели и ставит задачи самим этим консультантам. Это – ключевые собственники глобально оперирующих консалтинговых и аудиторских компаний.

34. 70 офисов компании находятся в 30 странах, а клиентами и партнёрами BlackRock являются Deutsche Bank, Банк Греции, Казначейство Великобритании, AT&T, Google и Morgan Stanley.

BlackRock вместе со своими сестринскими компаниями по «investment company industry» (Vanguard Group, Fidelity, JPMorgan и др.) являются ключевыми собственниками крупнейших транснациональных банков, буквально всех ведущих страховых и перестраховочных компаний мира, основных международных страховых брокеров, таких рейтинговых агентств, как S&P (через контроль над McGraw Hill) и Moody’s (напрямую), ведущих консультационно-аудиторских компаний.

35, а их номинально известные собственники действуют в интересах общих конечных бенефициаров, которые себя не афишируют. Индустрия инвестиционных компаний «уже давно поставила под контроль своего регулятора и не отпускает его» 36. Именно её бенефициары контролируют Банк Международных расчётов и правительства ведущих стран, прежде всего, США, которое, в свою очередь, контролирует (пока) Всемирный Банк и другие глобалистские структуры.

37.

38.

39. Каковы же результаты применения «риск ориентированного подхода», «передовых систем управления рисками» и т.п.?

40.

41 и один из основных пользователей системы оценки рисков Aladdin, оказался на грани финансового коллапса. В частности, в США у банка были выявлены «масштабные и существенные недостатки в процессах капитального планирования» 42.

43. Он рекомендует «бОльшую часть … экономических моделей, если в этих моделях есть хоть одно уравнение, а также всю эконометрию … немедленно выбросить за борт» 44.

На примере Deutsche Bank мы сейчас видим пока промежуточный результат применения современного риск менеджмента для конкретного, отдельно взятого, банка-потребителя услуг консультантов.

Но это ещё не финал: сложившаяся система «консультирования» работает над развитием ситуации. По указанию МВФ спасать положение с этим, контролируемым международным финансовым капиталом, вовсе негерманским банком придётся государству (Германии) на деньги налогоплательщиков. А для спасения наймут консультантов, аффилированных с ключевыми собственниками банка, которые и довели его до нынешнего состояния. Эти собственники всегда остаются в прибыли, перекладывая ущерб на общество. Так работает (пока) этот «вечный двигатель». Едва ли подобное управление рисками пойдёт на пользу российской экономике и страхованию.

45.

Однако все остаются на своих местах и, более того, укрепляют свои позиции. Это значит, что сохраняются и даже нарастают связанные с этим риски.

Сегодня глава BlackRock Л.Финк планирует после избрания Х.Клинтон президентом возглавить Федеральное казначейство США (т.е. стать министром финансов). Непосредственный легальный доступ к неограниченным бюджетным средствам государства – мечта каждого монополиста. В этом случае убыточная для общества игра в риск менеджмент получит дополнительный импульс и мощный ресурс.

Итак, анализ качественных изменений в российской системе страхования позволяет выделить её подлинные риски, от которых нужно выстраивать защиту:

1. Резко возросший риск неожиданного коллапса страховой системы в соответствии с закономерностями функционирования крайне олигополизированных систем, открытыми Н.Талебом.

2. Риск превращения отечественной системы страхования в источник нарастающих противоречий между страховщиками и страхователями, т.е., фактически, - в источник серьёзных общественных противоречий, обостряющихся вследствие неконтролируемого развития олигополистических и картельных практик в системе страхования.

3. Риск обострения противоречий между страховщиками, в частности, внутри верхушки российской страховой олигополии.

4. Риск неадаптированного применения рекомендаций зарубежных консультантов по совершенствованию российской системы страхования и связанные с его реализацией «moral hazards».

Именно эти внутренние риски страховой системы создают сегодня препятствия для её эффективного функционирования, здорового развития и даже самого её существования. Они являются внутренними предпосылками настоящих и будущих неприятных разнообразных следствий.

Эти следствия мы обсуждаем и безуспешно боремся с ними сегодня. Мы будем их обсуждать и безуспешно бороться с ними и в будущем. Пока логика обстоятельств не приведёт нас к необходимости устранения причин, не заставит нас, вопреки нашим «хотелкам», выстроить защиту не от мнимых и второстепенных, а от реальных и главных внутренних рисков российской системы страхования.

В сложившихся условиях выход из современной рисковой ситуации, если говорить о позитивном выходе, будет очень сложным. На примере BlackRock и подобных её компаний мы видим, что они поручили сегодня правительству США поручить им возглавить процесс выхода из кризиса, в который они же сами и ввергли экономику США и мировую экономику в целом. Это – очередная супервыгодная махинация «финансовых инженеров», ведь её реализация предполагает практически неограниченный доступ к огромным ресурсам американских налогоплательщиков.

46

Как видно, мародёрская идеология глобальных «финансовых инженеров» проникает повсюду, у неё есть конкретные последователи и носители. И для того, чтобы защита от внутренних рисков системы страхования не стала просто поводом для реализации фискальных фантазий очередной группы риск менеджеров и консультантов, необходимо предварительно преодолеть соответствующие кадровые ограничения и связанные с ними риски. И это не только «moral hazards».

Чего не делать

47. Поскольку перед российским страхованием объективно возникла задача защиты от внутренних рисков, следует избегать тех из них, которые могут возникнуть вследствие механического переноса рекомендаций внешних консультантов на российскую почву. Тем более, что данный документ составлен не в форме рекомендаций, а по большей части в форме прямых указаний в «советско-гарвардском» стиле.

48, ставящая его на грань коллапса. Зато при этом они требуют внедрения в российских страховых компаниях устаревших методов управления рисками, включая риск сценарии, принципы комплексных систем ERM и стресс-тестирование 49, упорное применение которых полностью дискредитировано глобальным экономическим кризисом 50 и ведёт к резкому увеличению вынужденных расходов у российских страховщиков при одновременной длительной стагнации спроса.

51.

52. При этом, если «методы оценки рисков…не учитывают вероятность редких событий», то они представляют собой «шарлатанство, замаскированное под науку» 53.

54.

55.

После столь очевидного провала современных систем «corporate governance» и «риск менеджмента» из органов глобального управления экономикой упорно раздаются требования наращивать их применение везде, включая Россию. При этом главные проблемы управления и главные риски, связанные с монополизацией экономических систем не менее упорно игнорируются.

56.

Как уже отмечалось, процессы роста подверженности российской системы страхования рискам редких катастрофических событий в связи с сверхконцентрацией рынка оказались проигнорированными авторами указаний Всемирного Банка. Вместо поиска путей защиты от этих рисков предлагается сосредоточиться на внедрении неэффективных и дорогостоящих механизмов управления рисками и корпоративного управления. Это больше похоже на дорогостоящую имитацию активности по защите системы от рисков, чем на стремление обеспечить устойчивость российской системы страхования.

В связи с этим представляется целесообразным максимально рассудительно отнестись к этой части предлагаемых извне рекомендаций.

Что делать?

Как защититься от редких катастрофических событий, которые невозможно просчитать и под которые, соответственно, невозможно сформировать резервы? Применительно к российской системе страхования это вопрос, который сегодня решить практически очень сложно. Основные бенефициары сложившейся неустойчивой системы - олигополия и консультанты - не видят в этом необходимости. Они не видят самой проблемы.

57.

В настоящее время многие влиятельные участники страховой системы находятся в положении кабанчика, которого откармливают перед забоем: накануне этого катастрофического события он, вероятно, думает, что жизнь удалась и что легко достающийся корм будет у него всегда. А тем временем приближается неприятный сюрприз...

В этих условиях пытаться давать другим конкретные рекомендации будет проявлением наивности – наши уважаемые коллеги не видят тех угроз в системе страхования, о которых мы говорим.

Целесообразно попытаться, во-первых, сформулировать общий подход к защите от обострения кризиса в страховой системе и, во-вторых, попытаться более конкретно продумать меры для тех, кто не входит в олигополию. Это, прежде всего, страховые посредники, точнее, те из нас, кто не является бенефициарами застойной системы отечественного страхового квазирынка.

Итак, об общем подходе к защите от непросчитываемых редких рисков.

58.

59. Приоритетным в условиях повышенной угрозы неизбежных «Чёрных лебедей» становится недопущение больших потерь, которые могут уничтожить всё, что было создано бизнес-структурой до этого момента. Но и не надо «затаиваться с добычей».

60. В качестве иллюстрации он приводит пример «из сферы вульгарных финансов» (очевидная ошибка переводчика – речь видимо идёт об обычных финансах – А.Л.): если вложить 90% средств в защищённый от инфляции/волатильности «объект, сохраняющий стоимость», а 10% - в максимально рисковые ценные бумаги, то потерять можно только 10%, тогда как доходы могут быть очень велики. Главное в нынешних условиях – никаких вложений всех или значительной части средств в ценные бумаги с так называемым «средним риском», оно чревато катастрофой, поскольку этот риск, скорее всего, рассчитан неправильно 61.

Страховые компании и другие профучастники также осуществляют финансовые вложения и, при желании, они могут воспользоваться подходом Н.Талеба и его коллег.

Применительно же к собственно страховой деятельности этот подход должен быть адаптирован. Предлагаю желающим сделать это самостоятельно.

Необходимо создавать и поддерживать в системе избыточность, запас прочности, но не в смысле накопления резервов, типа неадекватно завышенных требований Solvency которые могут быть уничтожены грядущим кризисом с совершен