"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Пути оптимизации страховой защиты инвестиций в крупные энергетические проекты

А.Ю.Лайков

к.э.н., генеральный директор страхового брокера «РИФАМС»

доклад на 2-й Международной практической конференции
«Риск-менеджмент и страхование в ТЭК»,
12 апреля 2005 года,

журнал"Страховое дело" № 8, 2005 г.

1. Актуальность.

В силу уникальных, предельно жестких, климатических условий осуществления хозяйственной деятельности в нашей стране, зависимость функционирования экономики и жизнедеятельности населения от состояния ТЭК и электроэнергетики всегда была и будет оставаться критической.

В свою очередь, состояние, в котором находятся, в частности, предприятия ТЭК, непосредственно зависит от масштабов находящейся в их распоряжении сырьевой базы, от состояния, в котором пребывает принадлежащее им добывающее и перерабатывающее оборудование, транспортная инфраструктура, что, прежде всего, обусловлено масштабами инвестиций и уровнем управления инвестиционными процессами на этих предприятиях.

В то же время, в последние годы наблюдается очевидная деградация этих базовых условий нормального воспроизводства функционирующего в данных отраслях капитала.

«В 1996-2000 гг. прирост запасов по нефти покрыл добычу только на

80%, и «нефтяники» проели почти 300 млн.тонн «черного золота». По природному газу картина еще более удручающая: прирост запасов покрывал только 50% добычи, и в 1996-2000 гг. газовые запасы страны оскудели на 1,5 трлн. кубометров». («Россия останется нищей». RBC daily , 12 ноября 2004 года). В 2003 году объем добычи нефти, по оценкам, в 2 раза превысил прирост новых запасов («Нефть перестанет кормить Россию». RBC daily . 5 мая 2004 года). Износ основного капитала в ТЭК – более 50%, в электроэнергетике – тоже, при этом на ряде объектов износ составляет от 70 до 100%. Износ трубопроводов (транспортная инфраструктура) официально составляет 70% (Милов В.С. «Фундаментальные проблемы взаимодействия энергетического сектора с экономикой никто и не пытается решить». www . opec . ru ). По некоторым данным, даже несмотря на сверхблагоприятную ценовую конъюнктуру, инвестиции в нефтедобычу сократились в 2004 году на 20% от низкого уровня предыдущего года (М.Н.Делягин).

В свою очередь, и Газпром стоит на пороге тяжелейшего финансового кризиса: объемы залога экспортной выручки достигли цифр, близких к 100%, а доходность бизнеса в последние годы неуклонно снижается. Есть оценки, в соответствии с которыми реальная цифра долга газовой монополии превышает 20 млрд.долл. США (Милов В.С.), что сопоставимо с объемом его выручки. Газпром сегодня испытывает нехватку 8 млрд.долл. на замену основного парка оборудования для обеспечения планируемых потоков газа, сохранения уровня надежности, промышленной и экологической безопасности, и повышения эффективности транспортировки газа. Потребности только на текущее содержание системы газопроводов составляют 2 млрд.долл. в год при реальных расходах – порядка 200 млн.

Таким образом, применительно к предприятиям ТЭК, следует говорить о снижении не только запаса прочности с точки зрения физического износа мощностей, но и с точки зрения запаса финансовой прочности (т.е. потенциала развития через решение накопившихся технико-технологических проблем), который очень и очень мал.

В целом, ТЭК работает сегодня на износ, фактически попросту проедая инвестиционный задел, созданный предыдущими поколениями.

Нежелание или неспособность частных компаний возобновлять сырьевую базу уже к 2015 году (через 10 лет) приведет к тому, что в стране не останется рентабельных запасов нефти ( по некоторым оценкам (экспертов Совета Федерации) – через 3-8 лет) и одновременно, через 10-12 лет, - начнется массовое выбытие основного капитала в отраслях ТЭК. Маловероятно, что в существующих условиях реализация долгосрочной программы изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы, одобренной правительством в ноябре 2004 года, и предусматривающей государственное финансирование геолого-разведочных работ сможет обеспечить необходимо быстрый перелом сложившихся негативных тенденций. Системное воздействие нарастающих ресурсных (состояние сырьевой базы), технико-технологических (состояние основного капитала) и финансовых ограничений в ТЭКе вполне вероятно может привести к обвальному ухудшению положения дел в экономике страны.

Следует понимать, что состояние ТЭК формирует основы инвестиционного климата в России в целом. Без инвестиций в ТЭК не будет вообще никаких, в том числе иностранных, инвестиций ни в электроэнергетику России (без которой Россия в ее климатических условиях не сможет существовать ни в каком виде), ни в какие-либо другие отрасли, поскольку всех потенциальных инвесторов прежде всего всегда интересуют гарантии стабильных и долгосрочных поставок топлива.

Сегодня же предприятиям всех отраслей, всем потенциальным инвесторам приходится думать не об инвестициях, а о том, как они будут хеджировать риски топливного и газового рынка.

Таким образом, преодоление нарастающей неопределенности в экономике за счет наращивания инвестиций в ТЭК – ключевой вопрос выживания страны, ее экономики и ее населения.

2. Инвестиционная привлекательность предприятий ТЭК и страховой риск-менеджмент

Существует ряд причин, препятствующих развитию инвестиционного процесса на предприятиях ТЭК. Есть причины, вытекающие из основ проводимой сегодня в стране социально-экономической политики (правительственная энергетическая стратегия до 2020 года, система налогообложения нефтяного сектора)– они, как правило, лежат вне пределов влияния и контроля риск-менеджеров. Но есть причины, являющиеся следствием рыночной политики самих компаний ТЭК, и имеющие непосредственное отношение к практике управления рисками на предприятиях, входящих в их структуру.

Здесь главное внимание привлекает вопрос о целях, которые преследуют собственники этих компаний. Направленность интересов собственников – основная причина, влияющая на инвестиционную политику предприятий ТЭК.

Проблема на уровне предпринимательских структур заключается в том, что в них отсутствует стратегическое видение перспектив и долгосрочное планирование их деятельности, а в некоторых случаях – нет понимания того, что стратегический план вообще нужен. Словом, в настоящее время потребности в разработке и реализации серьезной рыночной стратегии у предприятий ТЭК выражены очень слабо. По оценкам ряда квалифицированных независимых экспертов по всем видам первичных энергоресурсов экономика страны живет в логике «на квартал вперед».

В то же время стратегическое планирование имеет своим стержнем планирование инвестиционное. Реальное отсутствие стратегии, отсутствие у многих групп собственников предприятий ТЭК заинтересованности в ее разработке и реализации, автоматически предполагает игнорирование вопроса об инвестициях. Более того, в ТЭК, да и в электроэнергетике, сегодня весьма распространена практика сознательного использования инвестиционных ресурсов, сформированных за счет средств потребителей (амортизация, включаемая в отпускную цену), на цели, весьма и весьма далекие от инвестирования.

Анализ свойств и определяемых ими интересов у «просто собственников» с одной стороны, и «собственников-инвесторов» и «просто инвесторов» - с другой, показывает, что цели у этих двух групп экономических субъектов - разные. Инвестор вкладывает средства на длительный срок для того, чтобы вернуть их с прибылью. Он заинтересован в обеспечении непрерывности процесса расширенного воспроизводства вложенного капитала.

В свою очередь, практика показывает, что «просто собственник» может преследовать краткосрочные цели получения «быстрой» прибыли за счет минимизации не только текущих, но даже и капитальных затрат (сокращения необходимых вложений) и, прежде всего, - за счет экономии на амортизационных отчислениях, т.е. за счет собственных «законных» инвестиционных ресурсов. Современное состояние основного капитала доказывает, что в ТЭК преобладают такие «просто собственники», ориентированные на краткосрочные цели.

Отсюда – разные подходы к страхованию и разные стратегии риск-менеджмента.

Под стать линии рыночного поведения, игнорирующей стратегию развития и инвестиционный процесс, формируется соответствующая идеология и практика корпоративного риск-менеджмента. В условиях фактической свернутости стратегического планирования управление рисками (далее – УР) в ТЭК несет на себе отпечаток этой самой «самоедской» политики предприятий ТЭК, становится средством, ферментом, для наиболее безболезненного, «беспроблемного доедания» остатков их производственного потенциала.

Нередко встречающаяся и даже преобладающая в ТЭК практика страхования производственного имущества с использованием очень высоких франшиз, отсутствие или очень незначительный масштаб интереса к страхованию строительных и монтажных рисков, а также к страхованию от поломок оборудования и убытков от перерывов в деятельности свидетельствуют о том, что система страхового риск-менеджмента фактически лишь «служит сиделкой» в отечественном топливно-энергетическом «хосписе». В таких условиях риск-менеджмент и страхование неизбежно рассматриваются собственниками как досадный вычет из их потенциальных доходов. В рамках подобной, доминирующей сегодня, бизнес-модели реализации собственности сколько-нибудь серьезные перспективы у риск-менеджмента и страхования отсутствуют.

Однако необходимо понимать, что момент, когда придется менять отношение к стратегии и, соответственно, к инвестициям, неуклонно приближается по мере износа унаследованного основного капитала. Он уже наступает. Необходимость привлечения инвестиций не зависит от взглядов, квалификации, моральных качеств и «творческих планов» собственников. Вопрос привлечения инвестиций властно потребует своего решения вне зависимости от состава собственников. Он либо будет решен, либо данный объект собственности перестанет существовать как экономическая категория.

Поэтому перед нынешними или потенциальными собственниками предприятий ТЭК неизбежно возникнет альтернатива: либо они обеспечивают условия для инвестиционной привлекательности своей компании, либо становятся собственниками неликвидных активов.

В здоровой, развивающейся системе корпоративного управления УР является одним из главных средств обеспечения инвестиционной привлекательности объекта собственности, инструментом создания на нем благоприятной инвестиционной среды. В процессе инвестиционной деятельности УР выступает не просто как одно из звеньев механизма управления текущей деятельностью предпринимательской структуры, а как важная составная часть системы привлечения инвестиций и управления ими.

На этой основе формируется понимание необходимости и путей превращения УР и страхования из пассивного инструмента рутинной политики «склеивания» и постоянной «реанимации» неуклонно разрушающейся собственности в эффективный инструмент ее обновления и дальнейшего наращивания. Такой подход требует от собственников серьезных концептуальных изменений в вопросах организации страховой защиты и управления рисками.

3. Пути оптимизации страховой защиты инвестиций

Уровень организации управления инвестиционным процессом в существенной степени определяет уровень планирования и организации управления предпринимательской структуры в целом. Страхование и УР как часть механизма управления инвестициями становится стратегически важным звеном корпоративного менеджмента.

Инвестиционный проект обладает объективными свойствами, закономерно задающими определенные требования к формированию в компании основных принципов современного корпоративного риск-менеджмента, составу и условиям организации страховой защиты.

Инвестиционные риски – это проблематика, связанная, главным образом, с реализацией долговременных, стратегических, интересов участников инвестиционных проектов. Соответственно, рисковые условия здесь качественно более сложные и жесткие, чем при реализации краткосрочных проектов и текущих программ страхования, поэтому вопросы УР в рамках инвестиционных проектов стоят более выпукло, остро и актуально.

Анализ современной практики УР показывает, что магистральный путь оптимизации процессов УР, особенно в процессе осуществления инвестиций, связан с совершенствованием (оптимизацией) отношений между основными участниками разработки и реализации программ УР.

В современных условиях особое значение приобретает понимание того, что риск-менеджмент в своей существенной (т.е. «страховой») части может быть эффективно реализован только в процессе взаимодействия предпринимательской структуры со страховыми и перестраховочными организациями. Поэтому особую актуальность приобретает задача оптимизации этого взаимодействия, которая выливается в задачу обеспечения оптимального сочетания интересов участников отношений по УР и страхованию.

Таким образом, задача по совершенствованию УР конкретизируется в задачу совершенствования системы отношений между поставщиками и потребителями соответствующих услуг.

Анализ современного состояния практики управления рисками и страхования в корпоративном секторе российской экономики позволяет утверждать, что в ней по-прежнему доминирует модель отношений, при которой страховыми организациями предлагаются, продавливаются, а иногда и навязываются программы, которые удобны и выгодны, главным образом, им. В этих случаях ценность страховых программ для потребителя далеко не всегда присутствует в необходимой и возможной степени.

Впрочем, такая картина характерна не только для российской страховой отрасли – мировое страхование в целом до сих пор строится на индустриальных подходах, где приоритет отдается интересам поставщика, а значит, - стандартизации программ страхования и УР, где мало места учету индивидуальных потребностей потребителей.

В этих условиях оптимизация программ УР связана, прежде всего, с преодолением недостатков существующих и доминирующих моделей корпоративного риск-менеджмента. Какие это недостатки?

Во-первых, «замешанные» на слабом знании современного реального страхования и перестрахования недостаточный профессионализм и недостаточная самостоятельность современных штатных риск-менеджеров. У таких риск-менеджеров неизбежно форируется менталитет «чего изволите?», он сам ничего не может предложить своему руководству, потому что не знает подлинных возможностей страхового рынка.

В этих условиях риск-менеджер очень мало что может противопоставить знающему и опытному страховщику, незаметно для себя становится «игрушкой» в его руках. Примитивно организованные тендеры этой проблемы принципиально не решают: на них риск-менеджеру предоставляется лишь возможность самостоятельно выбрать себе «господина», который будет манипулировать потребителем-инвестором.

Во-вторых, позиция, которую занимают страховые и перестраховочные брокеры в отношениях между потребителями и поставщиками страховых услуг. На словах брокеры – за потребителя, на деле – за себя, поступают так как им проще, не споря особенно с поставщиками стремятся ненавязчиво убедить потребителя в том, что у него нет альтернатив. Традиционно БРОКЕРЫ ПРЕДЛАГАЮТ ПРОДУКТЫ ОТ СТРАХОВЩИКОВ (это – косный подход), вместо того, чтобы РЕАЛИЗОВЫВАТЬ ИНТЕРЕСЫ СТРАХОВАТЕЛЕЙ.

Когда говорят, что основная роль брокера «сводится к ведению переговоров, сбору и отстаиванию требований клиента» - это подход позавчерашнего дня. Для того, чтобы выбрать что-нибудь из залежалого товара с просроченной датой использования, а затем пылко отстаивать необходимость использования «продукта» в наиболее «красивой упаковке» из предлагаемой тухлятины большого профессионализма и напряжения сил не требуется.

Со временем потребители начинают понимать, что такой брокер-страховщик им не нужен и тогда они, и это в-третьих, наивно «идут напрямую к перестраховщикам», не имея для этого необходимой квалификации и опыта. Они не совсем обоснованно считают себя более продвинутыми, и решают, что им нужно работать с перестраховщиками напрямую, например, через фронтирующий кэптив. В этом случае их также ждет разочарование, т.к. теперь они просто получают возможность выбрать из залежалого товара самостоятельно, без брокера-консультанта. Однако наслаждения от его употребления тоже не испытывают, потому что не умеют поставить действительно нужные им цели и реализовать свои интересы в реальной среде мирового страхового и перестраховочного рынка.

Нужна новая идеология взаимоотношений на рынке разработки и реализации программ УР и страхования. Нужны новые кадры. Для их воспитания нужна соответствующая подготовка. Главное в этом – не следует напускать тумана и, не игнорируя зарубежный опыт, не уделять ему гипертрофированного внимания.

Так или иначе, перед риск-менеджером возникает необходимость на деле (не декларативно) обеспечить приоритетность (реализацию) интересов потребителя (предпринимательской структуры, инвестора) в его отношениях с поставщиками страховых услуг. Это – актуальная задача, важность которой, как видно, сегодня недооценивается.

Для ее решения необходимо добиться профессионализации управления рисками как подсистемы управления предпринимательской структурой и профессионализации потребления страховых услуг. Такая профессионализация потребления достигается, прежде всего, за счет профессионализации потребителя, повышения уровня его требований к качеству, точнее говоря, к потребительской ценности (полезности именно для него) услуг, предоставляемых страховыми организациями.

Потребитель должен быть способен грамотно сформулировать свои требования к ценности (полезности) приобретаемой услуги и обеспечить достижение требуемого уровня ценности (полезности) в процессе подготовки и реализации соответствующей системы договоров страхования/перестрахования. Для этого он должен быть соответствующим образом подготовлен и информирован.

Практика показывает, что поставщики далеко не всегда заинтересованы в обеспечении требуемой потребителем степени прозрачности применяемых страховых и перестраховочных схем. У знающего и опытного поставщика страховых/перестраховочных услуг нет заинтересованности что-либо менять в стандартных процедурах обслуживания потребителей, нет заинтересованности в новациях – для этого должны быть созданы соответствующие СТИМУЛЫ. Они могут быть созданы по инициативе и при активном участии заинтересованной стороны – потребителя. Для этого риск-менеджер потребителя должен обладать необходимой квалификацией, знаниями и опытом.

Другой важный момент заключается в необходимости самостоятельной квалифицированной оценкипотребителем надежности контрагентов на страховом и перестраховочном рынке. Поверхностный (и, соответственно, недостаточно эффективный) подход ограничивается использованием рекомендаций рейтинговых агентств. Риск-менеджеры должны уделять этому вопросу больше профессионального внимания. Надо исходить из того, что в страховании профессионалам далеко не всегда следует рассматривать рекомендации рейтинговых агентств в качестве основного инструмента для оценки надежности контрагента.

Рейтинговая система по определению существует больше для дилетантов. В профессиональной среде страховых практиков существует твердое убеждение об ограниченной применимости рейтингов, подготавливаемых соответствующими агентствами. Страховые профессионалы нигде рабски за рейтингами не следуют, некритичное отношение к рейтингам – свидетельство дилетанства. Именно дилетанты принимают оценки рейтинговых агентств в качестве практического руководства. Для профессионалов рейтинги имеют справочно-вспомогательное значение и этому есть свое объяснение – ретроспективный характер рейтинговой деятельности.

Особенно актуально руководствоваться этим пониманием при страховании инвестиций. С точки зрения страхования рисков инвестиций важна не только текущая оценка состояния потенциальных поставщиков страховых/перестраховочных услуг, но, главным образом, обоснованный прогноз надежности. В то же время очень часто рейтинг поставщика понижается тогда, когда для профессиональных участников рынка и так очевидно, что та или иная компания попала в беду. При инвестиционных проектах следует прогнозировать надежность на несколько лет вперед и осуществлять соответствующий мониторинг состояния своих контрагентов.

Конечно, публичную информацию от рейтинговых агентств нельзя игнорировать. Для этого необходимо включать в договоры страхования/перестрахования соответствующие оговорки: об одновременной оплате убытков, об оплате убытков перестраховщиками напрямую страхователю и др.

Важно понимать, что на практике своевременность оплаты убытков нередко зависит не только от наличия соответствующих фондов, а от желания или нежелания платить у тех или иных персоналий. Профессиональный риск-менеджер должен смотреть не на рейтинги, а на «персоналии» «внутри» поставщика, оценивать, как эти «персоналии» ведут бизнес.

Страхование и перестрахование – бизнес, построенный на персональном контакте, на доверии. Значение доверия здесь особенно велико – в силу вероятностного характера воздействия рисков на инвестиционный проект. Доверие должно рассматриваться как объективно обусловленная категория, в которой результируется столкновение интересов потребителя и поставщика. Реальный продукт поставщика – обещание выплаты, но не гарантия того, что выплата будет своевременно произведена. Поэтому одна из задач профессионального риск-менеджера – оценить степень доверия и обеспечить его высокий уровень через подбор контрагентов-поставщиков, мониторинг их состояния, через непосредственное участие риск-менеджера в разработке договоров страхования и перестрахования.

Оптимальное сочетание интересов инвесторов-потребителей и поставщиков услуг страхового риск-менеджмента должно найти воплощение в составе и других условиях организации страхового/перестраховочного покрытия.

Необходимо обеспечить страхование строительных и монтажных рисков, являющихся одним из главных рисковых факторов при осуществлении инвестиционных программ.

При этом целесообразно предусмотреть организацию страхования инвестора от потери прибыли вследствие несвоевременного ввода объекта в эксплуатацию в результате воздействия событий случайного и непредсказуемого характера.

Обеспечение гарантии завершения строительства объектов инвестиций и монтажа инвестиционного оборудования также могут рассматриваться как необходимый элемент оптимизации УР в условиях длительных сроков реализации подобных проектов.

Страхование инвестиционных проектов от срывов и задержек, связанных с болезнью или смертью так называемых «ключевых фигур» является одним из эффективных инструментов защиты интересов инвестора.

При осуществлении инвестиций за рубежом необходимо задействовать такие инструменты страхового риск-менеджмента как страхование от политических рисков, а в некоторых случаях - страхование «разницы в условиях покрытия».

Страхование от поломок оборудования и убытков от перерывов в деятельности должны быть неотъемлемой частью программ защиты инвестиций.

Страхование ответственности директоров, гражданской ответственности и страхование персонала, занятого на объектах инвестиций, от несчастного случая также следует рассматривать как необходимые условия эффективной реализации инвестиционных проектов.

Уровень и механизм применения франшиз должен отвечать, прежде всего, критериям обеспечения непрерывности функционирования объекта инвестиций, а не задачам экономии средств на страхование.

Реализуя такую комплексную программу страховой защиты, в которой сочетаются традиционные виды страхования и страхование финансовых интересов инвестора, риск-менеджер обеспечивает более глубокое участие поставщиков страховых услуг в инвестиционном проекте, фактически привлекая их возможности как соинвесторов.

Приоритетность интересов поставщиков над интересами потребителей находит свое выражение и в традиционно незначительном удельном весе в обсуждаемом «проблемном поле» вопросов управления убытками .

Управление убытками - это неотъемлемая функция профессионального страхового риск-менеджера. Основы эффективного управления будущими убытками закладываются уже при подготовке системы договоров страхования. Ясность и взаимопонимание, достигнутые между риск-менеджером и поставщиком на этом этапе, играют одну из главных ролей при урегулировании возможных убытков. При этом риск-менеджер должен понимать и учитывать интересы поставщика, иметь ясное представление о том, какой «урожай» получает поставщик при длительном участии в этом виде бизнеса.

В инвестиционном процессе вопросы страхования и УР носят стратегический характер и должны решаться на планомерной основе, как часть инвестиционного бизнес-плана, и уж, конечно, не должны служить статьей экономии.

В целом, именно системная, построенная в соответствии с обозначенными выше подходами, работа профессионального риск-менеджера способна обеспечить оптимальную защиту страховых интересов инвестора в процессе осуществления инвестиций в крупные энергетические проекты, обеспечить важные условия для их инвестиционной привлекательности.

Не удивительно, что сегодня важнейшая тема обеспечения условий для притока и защиты инвестиций в ТЭК обсуждается почти в последнюю очередь. Но совсем не удивительно будет, когда на следующих конференциях, по мере нарастания остроты связанных с нехваткой инвестиций проблем, эти вопросы займут достойное их значения приоритетное место. Пожелаем же вопросам инвестиций в отечественный ТЭК заслуженного внимания, а инвестиционному процессу – успеха.