"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Страховой риск-менеджмент как инструмент реализации собственности

Алексей Лайков,

директор страхового брокера «РИФАМС», к.э.н., доцент

Актуальность вопроса

Собственность на капитал реализуется в процессе предпринимательской деятельности, представляющей собой процесс воспроизводства и собственности, и самого собственника. Ключевым вопросом, постоянно требующим разрешения в процессе воспроизводства, является вопрос привлечения и эффективного использования инвестиций. Для его решения собственник (или его представитель) должны создавать и поддерживать необходимые условия.

Существует ряд причин, препятствующих в настоящее время развитию инвестиционной деятельности на отечественных предприятиях. Часть из них обусловлена проводимой сегодня в стране социально-экономической политикой и низким качеством государственного управления: они, как правило, лежат вне пределов непосредственного влияния и контроля собственников и их менеджеров. Но есть причины, являющиеся следствием особых качеств многих современных российских собственников и имеющие прямое отношение к практике управления рисками. Направленность интересов собственников в решающей степени влияет на инвестиционную политику предпринимательских структур.

У современных владельцев собственности в России зачастую отсутствует стратегическое видение перспектив, они не планируют деятельность принадлежащего им бизнеса на длительные сроки. Более того, в ряде случаев у собственников и руководителей предпринимательских структур имеет место сознательное нежелание заниматься стратегическими вопросами вкупе с явным отсутствием у них способностей и профессиональных качеств, необходимых для того, чтобы обеспечивать развитие находящегося в их собственности или под их управлением бизнеса. Словом, в настоящее время потребности в разработке и реализации серьезной рыночной стратегии у предприятий выражены очень слабо. Например, по оценкам независимых экспертов по всем видам первичных энергоресурсов экономика страны живет в логике лишь «на квартал вперед».

Сегодня распространена практика использования инвестиционных ресурсов, сформированных за счет средств потребителей, на цели, весьма и весьма далекие от инвестирования. К каким катастрофическим последствиям это приводит хорошо видно на примерах крупнейшей аварии в системе электроснабжения Москвы и ряда примыкающих к ней областей 25 мая 2005 года, чрезвычайных ситуаций в системах электро- и теплоснабжения в январе-феврале 2006 года и др.

Состояние основного капитала в индустриальном секторе российской экономики показывает, что здесь преобладают собственники, ориентированные на сиюминутное получение «быстрой» прибыли. Добиваются они этого за счет сокращения не только капитальных, но даже текущих затрат, а также за счет проедания амортизационных отчислений, т.е. целевых инвестиционных ресурсов. Отсюда специфические подходы к страхованию и политике управления рисками предпринимательской деятельности.

Под риском в бизнесе понимается возможность возникновения ущерба предпринимательской деятельности вследствие наступления событий случайного непредсказуемого характера. Для защиты от отрицательного воздействия рисков используется механизм риск-менеджмента: разрабатывается и реализуется комплекс организационно-экономических мероприятий, предусматривающих оценку, своевременное выявление, контроль и предупреждение событий случайного и мало предсказуемого характера, способных нанести ущерб предпринимательской деятельности, предусматривается финансирование соответствующих мер по предупреждению, компенсации и ликвидации негативных последствий при наступлении этих событий.

Стержнем управления рисками является страхование, которое представляет собой систему отношений, возникающих при передаче предпринимателем другой стороне - страховой компании (страховщику) - финансовой ответственности за риски наступления определенных негативных событий и их последствия. Страховой риск-менеджмент - это деятельность по разработке и реализации программ страховой защиты предпринимателей.

Для понимания сущности и особенностей управления рисками значение имеет их классификация. В частности, используются понятия "чистых" и "спекулятивных" рисков. Чистые риски характеризуют события, воздействие которых на предпринимательскую деятельность приводит только к ущербу для предпринимателя. Это воздействие подчинено определенным объективным закономерностям, которые могут быть описаны с помощью математических инструментов. На этой основе строится научно обоснованная политика в области страхования и страхового риск-менеджмента.

Спекулятивные риски характеризуют события, воздействие которых может привести как к ущербу, так и к выгоде для предпринимателя. Объективная база для научно обоснованного управления такими рисками практически отсутствует. Примеры: вложения в ценные бумаги, игра в казино и т.п. Собственник, заинтересованный в расширенном воспроизводстве собственности, рассматривает страхование и перестрахование как инструменты ее защиты и обеспечения базовых условий для ее эффективной реализации. В свою очередь, собственник, ориентированный на спекулятивный результат, с помощью операций на страховом рынке стремится присвоить «излишки» имеющихся средств, откуда и произрастает всякого рода страховая «экзотика» в виде «налогосберегающих» квази-страховых схем. Под стать такому рыночному поведению формируется соответствующая идеология и практика корпоративного риск-менеджмента. В отсутствие стратегического планирования управление рисками на промышленных предприятиях несет на себе отпечаток «самоедской» политики, становится средством для «доедания» остатков производственного потенциала.

Нередко встречающаяся практика страхования производственного имущества с использованием очень высоких франшиз ( определенная часть убытков предпринимателя, не подлежащая возмещению страховщиком), отсутствие или незначительный интерес к страхованию строительных и монтажных рисков, а также от поломок оборудования и убытков от перерывов в деятельности, свидетельствуют о том, что страховой риск-менеджмент рассматриваются некоторыми собственниками как ненужная процедура, снижающая их потенциальные доходы. В рамках подобной доминирующей сегодня бизнес-модели сколько-нибудь серьезные перспективы для инвестиций и связанного с ними риск-менеджмента отсутствуют.

Однако необходимо понимать, что отношение к стратегии инвестиций придется менять из-за износа унаследованного от предыдущих поколений основного капитала. Если заглянуть за уже близкий горизонт того хаоса, который агитпропом именуется «процессом реформирования российской экономики», то становится понятным, что вопрос привлечения инвестиций уже сейчас требует своего решения вне зависимости от устремлений того или иного собственника.

Он либо будет решен, либо соответствующий объект собственности просто «выпадет» из системы экономических отношений. Поэтому перед собственниками промышленных предприятий неизбежно возникнет альтернатива: либо они обеспечивают условия для инвестиционной привлекательности своих компаний, либо станут обладателями неликвидного имущества.

В здоровой, развивающейся системе управления собственностью страховой риск-менеджмент является одним из главных средств обеспечения ее инвестиционной привлекательности, инструментом создания на ее объектах благоприятной инвестиционной среды, привлечения инвестиций и управления ими. Поэтому управление рисками, стержнем которого является страхование, из средства «склеивания» неуклонно разрушающейся собственности превращается в эффективный инструмент ее обновления и дальнейшего наращивания, становится стратегически важным звеном корпоративного менеджмента как механизма ее реализации.

Такой подход требует от собственников и руководителей предприятий серьезных концептуальных изменений в деле организации страховой защиты и управления рисками, а также предъявляет особые требования к квалификации руководителей, риск-менеджеров и профессиональных участников страхового рынка.

Инвестиционный процесс задает определенные требования к организации страховой защиты. Одним из препятствий для правильного понимания задач, которые потребуется решить для активизации роли управления рисками в инвестиционном процессе, является неопределенность понятийного аппарата, используемого в рамках современного российского экономического дискурса. Дело в том, что представители оперирующего сегодня в России спекулятивного финансового капитала активно пытаются представить себя как инвесторов, а спекулятивные риски, которыми сопровождается их малополезная для экономики страны активность, стараются представить в качестве рисков инвестиционных.

Отсюда проистекает путаница: проблемы спекулятивных финансовых рисков нередко смешивают с проблемами страхового риск-менеджмента, т.е. научно обоснованного управления чистыми рисками, где страхование, как важнейший механизм управления рисками, играет ключевую роль. Эта путаница серьезно мешает продуктивному обсуждению путей совершенствования управления рисками в отечественной индустрии.

На самом деле, денежный спекулятивный капитализм, переживающий сегодня кризис в глобальном масштабе, не имеет в нашей стране необходимых условий для своего развития, а финансовые спекуляции имеют крайне мало общего с полноценным предпринимательством, сущностью которого является расширенное воспроизводство капитала для удовлетворения потребительского спроса на реальные товары и услуги.

Инвестиционные риски связаны, главным образом, с реализацией долговременных стратегических интересов участников инвестиционных проектов, вкладывающих средства в основной и оборотный капитал. Соответственно, рисковые условия здесь качественно более сложные и жесткие, вероятность негативного воздействия обстоятельств случайного характера значительно выше, чем при реализации краткосрочных проектов, не связанных со значительными вложениями в основной капитал.

Необходимость и пути совершенствования отношений в сфере страхового риск-менеджмента

Анализ современной практики управления рисками показывает, что магистральный путь повышения качества страхового риск-менеджмента, особенно при инвестировании, связан с совершенствованием отношений между потребителями, поставщиками услуг по управлению рисками и государством.

Чтобы перестать быть жертвами рекламы страховых компаний и играть активную роль в реализации собственных интересов в сфере управления рисками, собственники должны достаточно глубоко разбираться в основных особенностях современных страховых отношений и свойствах отечественных страховщиков.

Особенности современной модели страховых отношений

На «советском» этапе развития этих отношений приоритет отдавался интересам государства, причем, прежде всего, фискальным, – недаром руководитель Госстраха СССР одновременно занимал должность заместителя министра финансов. Сегодня можно констатировать, что такая модель отношений была, в целом, адекватна задачам индустриального этапа развития экономики страны.

В течение последних 15 лет, характеризовавшихся уходом государства от ответственности за цели и результаты экономического развития, доминирующее значение на российском страховом рынке приобрели интересы поставщиков страховых услуг. Такой рынок оказался не способным к расширенному воспроизводству и в течение длительного времени пребывает в состоянии стагнации. По оценкам, содержащимся в аналитическом докладе Федеральной службы страхового надзора (ФССН), доля реального страхового рынка в 2004 г. составляла 1,52% ВВП. И это при том, что авторы доклада почему-то относят к реальному страхованию обязательное медицинское страхование (ОМС). За вычетом сборов по ОМС сборы по реальному страхованию составили в 2004 г. лишь порядка 160,2 млрд. руб., а доля реального страхового рынка в ВВП - 0,95%. В 2005 году общий прирост сборов страховых премий составил 4%, и это при том, что сборы по ОМС выросли на 44,8%. Напомним, что в 1990 г. доля страхового рынка в ВВП составляла 3% в условиях отсутствия налогосберегающих схем, ОМС и обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО). Доля же страховой премии в ВВП, исчисленная с учетом налогосберегающих схем, ОМС, и - с 2003 г. – ОСАГО, в последние годы фактически не росла, составив в 2001 г. – 3,11%, в 2002 г. – 2,78%, в 2003 г. – 3,28%, в 2004 г. – 2,81%, за 9 месяцев 2005 г. – 2,48%. Количество только добровольных договоров страхования в 1990 году составляло в РСФСР 123,2 млн., тогда как в 2004 г. – 77,5 млн.(всего, вместе с договорами обязательного страхования, - 108 млн.) При этом, следует отметить, что в посткризисном 1999 году было заключено 80,5 млн. договоров добровольного страхования, а за 2002-2003 гг. количество договоров добровольного страхования уменьшилось на 18,9 млн. или на 19,6 %. Таким образом, стагнация и даже сжатие слаборазвитого рынка налицо.

Поставщики страховых услуг демонстрируют в настоящее время стойкую неспособность к развитию добровольных видов страхования, но упорно продолжают попытки обеспечить себе воспроизводственную базу за счет введения новых видов обязательного или «добровольно-принудительного» страхования, т.е. за счет интересов потребителей и прежде всего – предпринимательских структур, образующих основной массив рентабельной клиентской базы страховых компаний. Однако, необходимые экономические предпосылки для этого в стране отсутствуют и, прежде всего, отсутствует устойчивый платежеспособный спрос. Таким образом, модель рынка, основанная на доминировании узкокорпоративных интересов поставщиков страховых услуг, не способна создать условия для эффективной защиты собственности потребителей.

Положение потребителей усугубляется тем, что роль квалифицированной аналитики, равно как и науки на современном российском страховом рынке необоснованно принижена: информационное пространство рынка засорено суждениями и оценками случайных в страховании людей, малограмотных «экспертов», не имеющих ни малейшего представления об элементарных основах экономического анализа. Очень велика дезинформационная роль СМИ, которые, в лучшем случае, занимаются коллекционированием мнений разного рода дилетантов, а в худшем – сознательно участвуют в обмане потребителей. Решать накопившиеся проблемы в области управления рисками собственникам придется решать самостоятельно - за счет профессионализации потребления услуг по риск-менеджменту.

Для защиты интересов потребителей с учетом состояния, в котором пребывают современные поставщики страховых услуг и рыночная среда в страховании в целом, следует осуществить систему мер, направленных на преодоление диктата поставщика. Это меры кадрового и организационного характера. Здесь ключевую роль должны играть риск-менеджеры предпринимательских структур, а также страховые и перестраховочные брокеры, осуществляющие функции риск-менеджеров на принципах аутсорсинга.

Их усилия по оптимизации управления рисками должны быть направлены, прежде всего, на преодоление существующих недостатков корпоративного риск-менеджмента. Какие это недостатки?

Во-первых, недостаточный профессионализм специалистов отечественных промышленных предприятий, ответственных за вопросы страхования и управления рисками, - штатных риск-менеджеров. Нередко они не знакомы с основами страхования и перестрахования, слабо знают их современное состояние, являются, подчас, людьми случайными, не знающими возможностей современного страхового рынка.

Недостаток знаний ведет к недостаточной самостоятельности таких риск-менеджеров - на практике они пытаются компенсировать свою невысокую квалификацию опорой на представителей тех или иных страховщиков, преследующих свои собственные цели. В результате получается, что такой риск-менеджер оказывается не способным отстаивать интересы своей структуры ни при постановке задач перед страховщиками, ни при выборе программы страхового риск-менеджмента, ни в процессе ее реализации.

Примитивно организованные тендеры принципиально не решают этой проблемы: опыт показывает, что главные вопросы организации страховой защиты зачастую на них даже не ставятся. Происходит это в значительной степени именно в силу профессиональной несостоятельности заказчиков, которые после проведения таких тендеров нередко становятся объектами манипулирования со стороны страховщиков.

Во-вторых, серьезным тормозом для реализации интересов потребителей в их отношениях с поставщиками страховых услуг становится позиция, которую занимают в настоящее время многие страховые и перестраховочные брокеры, - казалось бы, они должны, прежде всего, отстаивать интересы потребителя. Действительно, на словах брокеры – за потребителя, на деле, чаще всего, - за себя. Громкий скандал в США, который развернулся в 2005 году вокруг деятельности одного из крупнейших международных страховых брокеров, - не случайное явление, а яркое подтверждение системного кризиса зарубежного страхового рынка, построенного на принципах олигополии и давно пребывающего в состоянии стагнации.

Брокер, осуществлявший подбор страховщиков для своих клиентов не столько в зависимости от условий предлагаемого ими потребителю покрытия, сколько в зависимости от размера дополнительного вознаграждения, предлагаемого этому брокеру страховщиками, - не исключение, а общее правило застойного рынка. Характерным свойством современного международного страхового рынка является игнорирование профессиональными участниками страховых отношений (страховщиками и брокерами) интересов потребителя.

В настоящее время организация страхования крупных индустриальных объектов в нашей стране весьма часто осуществляется международными страховыми и перестраховочными брокерами. В этих случаях практика их работы, сложившаяся начиная с середины 80-х годов прошлого века, в условиях застоя зарубежного страхового рынка и избытка спекулятивных финансовых ресурсов переносится сегодня в совершенно иную экономическую среду - в современную Россию. Эта практика становится определенным образцом, который некритически копируется и нашими местными страховыми дилетантами, и неквалифицированными риск-менеджерами потребителей страховых услуг.

Сегодня большинство страховых брокеров в своих взаимоотношениях с потребителями поступают так, как им удобнее, - экономят свои силы и средства, предпочитая следовать стандартным, годами наработанным процедурам реализации страховых и перестраховочных сделок, а не тратить дополнительные усилия на обеспечение индивидуальных потребностей страхователей. Многие брокеры главные свои усилия тратят на то, чтобы убедить потребителей в отсутствии альтернативы предложению «милого сердцу» этих брокеров страховщика. На деле это означает, что такие брокеры, вместо того, чтобы реализовывать интересы страхователей, предлагают потребителям то, что, главным образом, отвечает интересам страховщиков.

Со временем некоторые потребители начинают понимать, что проводящий такую рыночную политику брокер является абсолютно лишним звеном в их взаимоотношениях с поставщиками страховых и перестраховочных услуг. Более того, они на собственном опыте убеждаются, что и отечественные страховщики, которые в соответствии с действующим законодательством заключают с ними договоры страхования, при исполнении своих обязательств зачастую полностью зависят от своих зарубежных перестраховщиков. Это вызывает желание у некоторых потребителей установить непосредственные контакты с теми, кто на самом деле определяет условия договоров страхования со стороны поставщиков и реально несет по ним основную долю ответственности, т.е. с зарубежными перестраховщиками.

Однако для реализации этих «благих намерений» не хватает главного – необходимой квалификации и опыта у представителей этих потребителей. Они наивно считают себя более продвинутыми, и полагают, что их предпринимательским структурам нужно работать с зарубежными перестраховщиками фактически напрямую, например, через своего афиллированного страховщика.

Такая практика достаточно широко распространена в настоящее время в деятельности крупных российских потребителей страховых услуг. Она является еще одним примером неэффективной организации корпоративного риск-менеджмента. Дело в том, что таких «продвинутых» потребителей также ждет разочарование. Ведь одного желания подчинить себе поставщиков страховых и перестраховочных услуг для реализации своих интересов на страховом рынке мало. Необходимо умение профессионально ставить актуальные для себя задачи и добиваться их эффективного решения на пути оптимального сочетания своих интересов с интересами поставщиков.

Для увеличения эффективности корпоративного страхового риск-менеджмента нужна новая идеология взаимоотношений на рынке программ управления рисками и страхования, необходимы определенные изменения организационно-экономических отношений на предприятиях, нужны новые кадры. Важно при этом не напускать излишнего идеологического тумана и, не игнорируя зарубежный опыт, не уделять ему, как у нас сегодня очень любят, гипертрофированного внимания - повторение азов учебников для иностранных клерков принесет мало пользы отечественным практикам. В новейшей истории нашей страны существует собственный уникальный опыт и подготовки страховых риск-менеджеров, и достаточно эффективной организации работы по управлению рисками предпринимательских структур, который в сочетании с рациональным применением зарубежных достижений в этой области может дать хорошие результаты.

Наличие эффективной программы страхового риск-менеджмента является предварительным условием получения инвестиций, и высшие руководители промышленных предприятий должны уделять вопросам страхования и управления рисками первоочередное внимание, не допуская своего превращения в «жертв рекламы» страховщиков. Прежде всего, необходимо повысить требования к потребительной стоимости (полезности) услуг, предоставляемых страховыми организациями. Потребитель должен быть способен грамотно сформулировать свои требования к потребительной стоимости приобретаемой услуги и обеспечить достижение ее требуемого уровня в процессе подготовки и реализации соответствующей системы договоров страхования/перестрахования.

Практика показывает, что поставщики далеко не всегда заинтересованы в обеспечении требуемой потребителем прозрачности страховых и перестраховочных схем. У опытного поставщика страховых/перестраховочных услуг нет заинтересованности что-либо менять в своих стандартных процедурах обслуживания потребителей, нет заинтересованности в новациях – для этого должны быть созданы соответствующие стимулы. Они могут быть созданы только по инициативе и при активном участии заинтересованной стороны – потребителя. Для этого его риск-менеджеры должны обладать необходимой квалификацией, знаниями, опытом и иметь поддержку своего высшего руководства.

Другой важный момент заключается в необходимости самостоятельной квалифицированной оценки потребителем готовности поставщиков своевременно оплачивать возмещение. Готовность платить - более значимое понятие, чем часто используемые понятия «надежности» и «платежеспособности». Поверхностный подход, как правило, ограничивается при этом использованием рекомендаций рейтинговых агентств. Рейтинговая система разрабатывается главным образом для неквалифицированных потребителей. В профессиональной среде практиков риск-менеджмента существует твердое убеждение об ограниченной применимости рейтингов, подготавливаемых соответствующими агентствами.

Профессионалы нигде рабски за рейтингами не следуют, некритичное отношение к рейтингам – свидетельство дилетантства. Именно дилетанты принимают оценки рейтинговых агентств как безусловное практическое руководство. Для профессионалов рейтинги имеют справочно-вспомогательное значение и этому есть свое объяснение – ретроспективный характер рейтинговой деятельности.

С точки зрения страхования рисков инвестиций важна не только текущая оценка состояния потенциальных поставщиков страховых/перестраховочных услуг, но, главным образом, обоснованный прогноз надежности. В то же время очень часто рейтинг поставщика понижается уже тогда, когда та или иная компания попала в беду. При инвестиционных проектах следует прогнозировать надежность на несколько лет вперед и осуществлять соответствующий мониторинг состояния своих контрагентов.

Страхование – бизнес, построенный на персональном контакте, на доверии. Значение доверия в деле организации управления рисками и страхования в индустриальной сфере особенно велико в силу вероятностного характера воздействия рисков на инвестиционный проект. Доверие должно рассматриваться как объективно обусловленное столкновение интересов потребителя и поставщика. Оптимальное сочетание интересов инвесторов-потребителей и поставщиков услуг страхового риск-менеджмента должно находить воплощение в условиях страхового/перестраховочного покрытия.

Необходимо обеспечить страхование строительных и монтажных рисков, являющихся одним из главных рисковых факторов при осуществлении инвестиционных программ. При этом целесообразно предусмотреть страхование инвестора от потери прибыли вследствие несвоевременного ввода объекта в эксплуатацию в результате воздействия событий случайного и непредсказуемого характера.

Обеспечение гарантии завершения строительства (реконструкции) объектов инвестиций и монтажа инвестиционного оборудования также могут рассматриваться как необходимый элемент оптимизации управления рисками в условиях длительных сроков реализации подобных проектов. Страхование инвестиционных проектов от срывов и задержек, связанных с болезнью или смертью так называемых «ключевых фигур», тоже является одним из эффективных инструментов защиты интересов инвестора. При осуществлении инвестиций за рубежом необходимо задействовать такие инструменты страхового риск-менеджмента как страхование от политических рисков, а в некоторых случаях - страхование невыполнения договорных обязательств участниками проекта. Страхование от поломок оборудования и убытков от перерывов в деятельности должны быть неотъемлемой частью программ защиты инвестиций.

Страхование ответственности директоров, гражданской ответственности и страхование персонала, занятого на объектах инвестиций, от несчастного случая также следует рассматривать как необходимые условия эффективной реализации инвестиционных проектов. Уровень и механизм применения франшиз должен отвечать, прежде всего, критериям обеспечения непрерывности функционирования объекта инвестиций, а не экономии затрат на страхование или каким-либо иным задачам, также далеким от защиты инвестиций.

Следует иметь ввиду, что ключевую роль в реализации программ управления рисками играет их перестраховочная защита. При перестраховании страховщик, принимая на страхование риски, часть ответственности по ним передает на согласованных условиях другим страховщикам (перестраховщикам) с целью обеспечения финансовой устойчивости и рентабельности страховых операций. Представляя собой сложную систему отношений между страховыми организациями по перераспределению риска страхователя, оно защищает не только первичного страховщика, но и самого потребителя страховой услуги. Перестраховщики должны быть опорой страховщиков в деле эффективной защиты собственности потребителей страховых услуг.

В России вопросы перестрахования имеют особое значение: в силу низкой капитализации современного отечественного страхового рынка основная доля ответственности по договорам страхования собственности передается перестраховщикам.

При этом львиную долю ответственности по крупным индустриальным объектам, авиационным, космическим и другим крупным рискам несут сегодня зарубежные перестраховщики. Они же определяют условия перестраховочной защиты подавляющего большинства отечественных перестраховочных компаний, а значит, формируют базовые условия для страхования всего бизнеса. Зависимость российских страховщиков от интересов зарубежных перестраховщиков – это объективная реальность, которую отечественные потребители страховых услуг игнорировать не имеют права.

Для того, чтобы играть активную роль в реализации собственных интересов на страховом рынке, потребители должны достаточно глубоко разбираться в основных проблемах современных отечественных страховщиков и особенностях организации их перестраховочной защиты.

Например, требование потребителем быстрой выплаты возмещения может быть, в частности, реализовано за счет активного использования в программе страхового риск-менеджмента зарубежного перестраховочного рынка. Опыт показывает, что зарубежные перестраховщики, как правило, более «технологичны» в вопросах выплат и, при наличии всей необходимой документации по убытку, которую дисциплинированный и профессионально подготовленный потребитель должен своевременно предоставлять, платят возмещения без задержек.

В случае, если перестраховочная программа поставщика страховых услуг организована на российском страховом рынке, в частности, с использованием так называемых перестраховочных пулов страховых компаний, следует помнить, что функционирование этих пулов не всегда строится с учетом интересов потребителей. Для того, чтобы перестраховочные пулы были не инструментом перераспределения клиентской базы, а средством эффективной защиты интересов потребителей, ответственность их участников должна быть солидарной, окончательные решения по выплатам должен принимать один лидирующий андеррайтер. При этом надо иметь ввиду, что серьезную опасность всегда будут представлять возможная кумуляция и очень слабая управляемость убытками при размещении больших объемов ответственности на внутреннем российском перестраховочном рынке.

Совокупную емкость отечественного рынка перестрахования нельзя считать простым сложением емкостей, которыми обладают его участники. Перестрахование – не арифметика, и размещение рисков на внутреннем рынке следует производить с учетом интересов потребителей, т.е. с учетом возможности реального и быстрого сбора возмещений. Опыт показывает, что такая, исчисленная с учетом реальных возможностей эффективной оплаты возмещений емкость российского перестраховочного рынка, не превышает сегодня, в среднем, 5-6 млн. долларов по одному договору.

Важной задачей профессионализации работы по страховому риск-менеджменту на промышленных предприятиях является повышение качества управления убытками. В настоящее время приоритет интересов поставщиков над интересами потребителей находит свое выражение в традиционно незначительном удельном весе, которое занимают вопросы управления убытками в процессе управления рисками и страхования. Между тем в отношении к убыткам наиболее явно и непосредственно находит свое практическое выражение исходный, фундаментальный вопрос страховых отношений о том, зачем нужно страхование, для чего оно существует.

Сегодня на страховом рынке, где главной фигурой являются поставщики страховых и перестраховочных услуг, доминирует отношение к страхованию, прежде всего, как к механизму обеспечения их прибыльной и, даже сверхприбыльной, деятельности. Для потребителей же важным является, прежде всего, своевременное получение в полном объеме возмещения по происшедшим убыткам. Это главный вопрос для потребителей, о чем, как ни странно, многие из них забывают, отдавая приоритет, например, цене страхового покрытия и, попадая, таким образом, в зависимость от более «дешевых» и менее надежных поставщиков. Опыт убеждает, что создание условий для своевременного получения полноценного возмещения при наступлении страхового случая должно стать императивной целью потребителей при организации страхового риск-менеджмента. Этому должны быть подчинены все остальные вопросы, включая и согласование цены на услуги поставщиков, что может привести к снижению прибылей поставщиков и, как правило, встречает с их стороны активное сопротивление. В этих условиях потребителям необходимо добиваться компромисса, на основе которого достигается разумное сочетание интересов потребителей и поставщиков, но при соблюдении приоритета интересов потребителей.

Таким образом, управление убытками - это неотъемлемая функция современного страхового риск-менеджера. Основы эффективного управления будущими убытками закладываются уже при подготовке системы договоров страхования. Ясность и взаимопонимание, достигнутые между риск-менеджером и поставщиком на этом этапе, играют одну из главных ролей при урегулировании возможных убытков. При этом риск-менеджер должен понимать и учитывать интересы поставщика, иметь ясное представление о том, какой «урожай» получает поставщик при длительном участии в этом виде бизнеса.

Именно системная, построенная в соответствии с обозначенными выше подходами, работа профессиональных риск-менеджеров может привести к созданию условий для оптимальной защиты интересов инвестора. На этой основе могут быть сформированы предпосылки для привлечения инвестиций в крупные индустриальные объекты, являющиеся «несущим каркасом» и современной экономики, и экономики постиндустриального будущего.

Научно-практический журнал «Экономика и управление собственностью», № 2, 2006 г., с.19-25