"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Страховой риск-менеджмент в странах с переходной экономикой

А.Ю.Лайков, к.э.н., доцент

Константин Третьяков

Механизм управления рисками (риск-менеджмент) применяется для защиты собственности от рисков, т.е. событий случайного и непредсказуемого характера, которые могут нанести ущерб предпринимательской деятельности. В процессе управления рисками разрабатывается и реализуется комплекс организационно-экономических мероприятий, предусматривающих оценку, своевременное выявление, контроль и предупреждение рисков, предусматривается финансирование соответствующих мер по предупреждению, компенсации и ликвидации негативных последствий при наступлении этих событий.

Стержнем управления рисками является страхование, которое представляет собой систему отношений, возникающих при передаче предпринимателем другой стороне - страховой компании (страховщику) - финансовой ответственности за риски наступления определенных негативных событий и их последствия. Страховой риск-менеджмент - это деятельность по разработке и реализации программ страховой защиты предпринимателей. (1)

Риск-менеджмент обеспечивает условия для непрерывного функционирования объектов собственности, что, в свою очередь, является основой для поддержания запланированного уровня издержек, достижения прогнозируемой рентабельности, и др.

В целом, минимизируя ущерб от воздействия рисков, страховой риск-менеджмент способствует увеличению прибыли для собственника (поддержанию планового уровня затрат). Поэтому управление рисками может рассматриваться как важный фактор повышения экономической эффективности использования государственной собственности, должно стать важной частью механизма управления её объектами.

Особенностью реализации программ управления рисками является то, что полноценный эффект от их осуществления может быть достигнут только в процессе взаимодействия представляющих собственника менеджеров со специализированной предпринимательской структурой - страховой организацией (страховщиком). Здесь неизбежно возникает поле столкновения интересов потребителей и поставщиков услуг по страховому риск-менеджменту. Эти столкновения интересов нередко перерастают в противоречия, которые постоянно требуют разрешения в процессе функционирования объектов собственности.

Таким образом, для повышения эффективности использования государственной собственности с помощью управления рисками необходимо взаимоувязанное решение двух групп проблем: совершенствования риск-менеджмента на объектах государственной собственности и дальнейшего развития страхования, совершенствования системы страховых отношений. Практика показывает, что обе эти группы проблем являются в настоящее время актуальными в мировом масштабе: практически везде в мире сегодня отмечается рост противоречий между потребителями и поставщиками страховых услуг. Особый характер эти противоречия имеют в странах с переходной экономикой, переживающих этап трансформации («транзита») экономических систем.

Одной из наиболее актуальных задач, стоящих в настоящее время перед странами с переходной экономикой, является задача повышения инвестиционной привлекательности предпринимательских структур, в том числе функционирующих на основе государственной собственности. Неразвитость на объектах собственности программы противостояния отрицательному воздействию событий случайного и непредсказуемого характера является серьезным сдерживающим фактором, объективно вызывающим настороженность и колебанияпотенциальных инвесторов. Очевидно, что отсутствие на объектах собственности благоприятных условий для инвестиций серьезно ограничивает возможности управляющих не только по эффективной организации его деятельности, но, прежде всего, - по привлечению инвестиционных ресурсов, без чего в принципе невозможно говорить о расширенном воспроизводстве. Особенно актуален этот вопрос в настоящее время, когда на стопроцентное государственное финансирование всех нужд хозяйственной единицы, даже находящейся в государственной собственности, не всегда приходится рассчитывать, а наиболее реальным представляется вариант, основанный на сочетании государственных вложений и инвестиций из негосударственных источников.

Таким образом, в современных условиях вопрос об устранении зависимости объекта собственности от неблагоприятного воздействия рисков особенно остро увязывается с решением ключевой задачи каждого собственника и управляющего - привлечением инвестиций.

Создание в рамках каждого объекта государственной собственности условий, благоприятных для привлечения, защиты и использования инвестиций становится чрезвычайно важным. Разработка и реализация комплексных программ управления рисками на объектах государственной собственности является одним из главных средств достижения этой цели.

С этой точки зрения система управления рисками должна рассматриваться как важный резерв собственника, профессиональное использование которого способно существенно повысить эффективность функционирования объекта собственности, особенно если эта эффективность рассматривается с позиций долговременной перспективы. Такой подход, в свою очередь, в полной мере отвечает коренным интересам государства как собственника и должен быть в широких масштабах реализован в современной хозяйственной практике.

При организации управления объектами государственной собственности разработка и осуществление мероприятий по защите от рисков приобретает дополнительную актуальность и особенности, связанные с необходимостью учета экономических интересов государства. Государство как субъект экономической деятельности призвано решать прежде всего экономические задачи долговременного характера. Реализуя через деятельность принадлежащих ему объектов свои долговременные цели, государство должно заботиться об обеспечении условий их непрерывного функционирования, что предполагает государственное стимулирование деятельности по защите от негативного воздействия событий случайного и непредсказуемого характера и активное участие органов государственного управления в оптимизации взаимоотношений между потребителями и поставщиками услуг по страховому риск-менеджменту. (2)

Как уже отмечалось, одним из важных элементов системы эффективного использования собственности является страхование. При этом, в предпринимательских и хозяйственных структурах с высокой долей государственного участия, где высока степень отделения капитала-функции от капитала-собственности, требуется создание дополнительных стимулов для повышения эффективности страховых отношений. В свою очередь, это требует ясного представления о закономерностях и особенностях рыночного поведения поставщиков страховых услуг (страховщиков) в современных условиях переходной экономики. Без ясного представления о том, как изменяется это поведение, на что становятся нацеленными страховщики в условиях «транзита» от плановой экономики к экономике иного типа, ни собственник имущества, ни его менеджеры не смогут выработать адекватной политики риск-менеджмента.

В течение «советского» этапа своего развития страховой рынок на территории б. СССР существовал в «огосударствленной» форме: исключительными поставщиками страховых услуг были одна государственная страховая компания. На протяжении этого этапа ведущим звеном в системе страховых отношений, основными участниками которой являются потребители страховых услуг, поставщики страховых услуг и государство, было государство. Приоритет отдавался его интересам, прежде всего, «фискальным». (3) Страховой рынок СССР был, главным образом, фискальным механизмом, аккумулировавшим финансовые ресурсы в государственных бюджетах разных уровней и попутно вполне успешно решавшим задачи защиты от рисков. (4)

После распада СССР единственной «рыночной силой» в системе страховых отношений всех вновь возникших стран было государство, руководствовавшееся своими собственными подходами. Подходами, на корректировку которых реально никто не мог повлиять в силу незрелости других «рыночных сил»: страховщиков и страхователей.

Естественным образом эти подходы вытекали из недавнего «советского» опыта функционирования страховых отношений, которые, как уже отмечалось выше, имели преимущественно фискальную, т.е. перераспределительную, направленность. Таким образом, для того, чтобы обеспечить реализацию главной функции страхования, необходимой для подъёма экономики, - функции защиты собственности от рисков, нужны были совершенно иные, отличные от «традиционно – финансовых», подходы. Ведь суть подлинно актуальных для развития страхового рынка подходов заключалась не в более привычном для «финансового мышления» перераспределении финансовых потоков и ресурсов, а в реализации идеологии развития, нацеленной на создание того «богатства», которое можно было бы «перераспределять» в будущем.

В связи с этим в странах с переходной экономикой особую актуальность приобретает вопрос о формировании, «удержании» и развитии доходной воспроизводственной базы местного страхового капитала, местных поставщиков страховых услуг. Дело в том, что в этих странах она нередко формируется в значительной степени спонтанно, на основе действия факторов, находящихся вне пределов контроля страховщиков. Например, в РФ динамика воспроизводственных процессов на страховом рынке определяется сегодня «пассивным следованием за колебаниями макроэкономической конъюнктуры» (5).

Сами источники формирования, поддержания и развития клиентской базы страхового рынка в странах с переходной экономикой зачастую являются или становятся ненадёжными, неустойчивыми в процессе «транзита». Это предопределяет особенно рисковый характер процесса воспроизводства страхового капитала и высокую для него степень «неопределённости будущего», за которой современная экономическая теория признаёт основополагающую роль в функционировании и развитии хозяйственных систем (6).

Представляется, что в странах с переходной экономикой организация взаимодействия между потребителями услуг по страховому риск-менеджменту и страховщиками в настоящее время в значительной степени зависит от «неопределённости будущего», которая представляет собой существенную основу рыночного поведения основных участников страхового рынка.

В условиях неопределённости будущего существенное значение приобретают способы, с помощью которых участники хозяйственной жизни приспосабливаются к этой неопределённости, пытаются устранить её негативное влияние на процессы, происходящие на рынке.

В частности, значительное усиление олигополистических тенденций и даже развитие «картельных практик» на российском страховом рынке в 2000-х гг. представляет собой его естественный ответ на неопределённость будущего, являющуюся в течение всего постсоветского периода существенной чертой всей российской экономики.

Российские страховщики, когда достаточно «созрела» их «рыночная сила», объективно вынуждены были не просто активизировать свою лоббистскую деятельность, но и пытаться реализовывать согласованную политику по устранению неопределённости будущего. В современных условиях они, в лице своих объединений (на данный момент ВСС и РСА), играют одну из основных ролей в формировании условий функционирования российского страхового рынка, вплоть до стремления фактически взять на себя исполнения части важных функций органов государственного управления страхованием.

Думается, что не менее внимательного отношения требует изучение базовых предпосылок рыночного поведения поставщиков страховых услуг в странах с переходной экономикой в условиях изначально монополизированных рынков, например, в Туркменистане.

При этом следует отметить, что сегодня нигде в мире вопрос о необходимости устранения олигополистических и даже монополистических рынков серьёзными учёными и практиками не ставится. Речь, как правило, идёт о необходимости ограничения негативных последствий их функционирования для общества. Надо бороться с их недостатками.

При этом следует учитывать, что борьба с этими недостатками с помощью антимонопольного законодательства полностью эффективной не будет. Это подтверждается 100-летним опытом применения антитрестовского законодательства в США (7), это же подтверждается практикой применения антимонопольного законодательства в современной России.

Для успешного преодоления недостатков монополистических или «картельных» основ формирования механизма координации хозяйственной деятельности на страховом рынке в странах с переходной экономикой, необходимо глубже разобраться в особенностях рыночного поведения поставщиков страховых услуг, направленного на приспособление к повышенной неопределённости будущего.

В развитой рыночной экономике «поведение хозяйствующих субъектов….. характеризуется (сравнительно) высокой степенью рациональности, простым следованием личному интересу, «нормальной» «оценкой будущего времени», а также ориентацией на рыночные отношения» (8).

На страховых рынках стран с переходной экономикой, формировавшемся в процессе «транзита» из условий плановой экономики, степень личной инициативности и ответственности субъектов страхового дела сложилась на относительно низком уровне.

В свою очередь, низкая степень личной инициативности и ответственности ведёт к низкому уровню рациональности поведения, к чрезмерному доминированию так называемых «рутин» (9), т.е. постоянно повторяющихся шаблонов и стереотипов в деятельности страховщиков.

Главное содержание рациональности – «расчётливость»: чем более правильно выбирается информация, чем больший её объём собирается и обрабатывается предпринимателем перед принятием решения, тем более рационален этот предприниматель (10).

Рутинные же практики намеренно ограничивают информацию об изменениях окружающей среды, а на изменение стереотипов рыночного поведения «нерациональные» предприниматели идут лишь при чрезвычайных обстоятельствах – например, при очевидной неплатёжеспособности контрагента, при длительной убыточности какого-либо направления бизнеса и т.п.

Существенной особенностью рутинных практик на страховых рынках стран с переходной экономикой, является то, что они в значительной степени сформировались в условиях «огосударствленной» экономики, где неопределённость будущего в решающей степени устранялась централизованным планированием. В современных условиях этот механизм устранения неопределённости будущего действует не везде и не всегда, однако сами предприниматели и персонал предпринимательских структур по инерции продолжают ориентироваться на административно-командный тип отношений.

Пониженная степень личной инициативности и ответственности сдерживает формирование стимулов к расчётливости и, соответственно, к тому, чтобы в своих действиях предприниматель стремился к нормам рационального поведения.

Когда низкий уровень рациональности рыночного поведения предпринимателей является распространённым явлением, в этих условиях сдерживается предпринимательская инициатива, происходит сужение «круга экономического общения», снижается прозрачность хозяйственных связей, которые в немалой степени приобретают теневой характер. Следствием этого, в свою очередь, становится дальнейшее снижение рациональности рыночного поведения участников страховых отношений, возникает некое подобие «заколдованного круга».

Всё это приводит к снижению эффективности функционирования рыночной системы в целом. Такая ситуация, например, является характерной для современного российского страхового рынка.

Другой особенностью рыночного поведения участников страховых отношений на современном рынке является оппортунизм, под которым наукой понимается следование личным интересам с использованием коварства, т.е. с нарушением норм закона и/или морали. (11)

В развитой рыночной экономике оппортунизм менее распространён, чем «простое следование личному интересу», при котором «хозяйствующий субъект стремится к личной выгоде, не ущемляя прав других субъектов, но при этом и не ориентируясь на их интересы». (12)

Оппортунизм – это норма поведения, возникающая в условиях повышенной неопределённости будущего. Переход от плановой экономики к её современному состоянию сопровождается во многих странах массовым разрывом хозяйственных связей, правовой неопределённостью, теневизацией экономики и другими явлениями, способствовавшими резкому возрастанию неопределённости будущего.

В этих условиях укоренение оппортунизма в рыночном поведении не только хозяйствующих субъектов, но и их руководителей и персонала, стало во многом их естественной реакцией изменение экономической среды.

В свою очередь, укоренившись, оппортунизм сам стал источником постоянного «дробления» и «торпедирования» процесса становления нормальных рыночных отношений в системе страхования, превращается в мощный тормоз на пути повышения эффективности страхового бизнеса.

Опасения взаимного оппортунизма приводят к тому, что сужается «круг экономического общения», подрывается доверие между поставщиками и потребителями страховых услуг, отсутствие которого, наряду с низким уровнем платёжеспособности, становится мощным фактором, сдерживающим развитие страхования.

Вследствие этого на рынке не заключается множество сделок, которые могли бы повысить эффективность бизнеса и стимулировать, таким образом, развитие страховых отношений в нашей стране.

Важным аспектом рыночного поведения участников экономических отношений является «оценка будущего времени». «Нормальной» считается оценка, при которой предприниматель дисконтирует будущие поступления денежных средств лишь на основе «своей постоянной, субъективной нормы дисконта». Отклонением от «нормальной оценки времени» является «краткосрочная временнaя ориентация». Это явление заключается в том, что поступления каждого последующего периода дисконтируются по более высокой норме дисконта. (13)

При такой практике занижается оценка будущего времени. Но и она может получить «развитие» и перейти в «инвестиционную близорукость». Под инвестиционной близорукостью современные исследователи понимают отказ от учёта будущих потоков денег, товаров или ресурсов, поступающих после определённого, «порогового», момента времени (14). Фактически, она означает очень короткий временной диапазон принятия решений хозяйствующими субъектами и существенным образом влияет на перспективы развития экономических систем.

Воздействие комплекса социально-экономических, институциональных и иных (включая природно-климатические) факторов (15), влияющих на процесс формирования и функционирования современного страхового рынка в странах с переходной экономикой, накладывает существенные ограничения на «оценки будущего времени» страховыми предпринимателями.

Такое положение обусловило широкое распространение среди участников страховых отношений не просто заниженной оценки будущего, но и инвестиционной близорукости, как системного свойства, определяющего их рыночное поведение. Надо отметить также, что отсутствие ясных перспектив и вызванная этим инвестиционная близорукость дополнительно генерируют распространение оппортунизма в отношениях между участниками страхового рынка.

Вполне понятно, что, обладая такими свойствами, поставщики страховых услуг становятся слишком замкнутыми на свои сиюминутные, эгоистические цели. Это воздвигает дополнительные трудности в процессе использования страхования в качестве инструмента защиты собственности от негативного воздействия рисков.

Существование таких особенностей рыночного поведения страховщиков в странах с переходной экономикой, как его нерациональность, инвестиционная близорукость и оппортунизм, оказывает серьёзное сдерживающее влияние на развитие реального страхования. Нерациональность рыночного поведения ограничивает инновационную деятельность в страховых компаниях, тормозит инициативу страховщиков, которая зачастую просто сводится к слепому копированию устаревших «матриц» из зарубежного опыта, генерирует повышенную склонность страховщиков к внеэкономическому принуждению потребителей в системе страховых отношений.

Инвестиционная близорукость заставляет страховщиков отказываться от серьёзных вложений и кропотливой работы по развитию добровольного страхования. Оппортунизм - заставляет видеть в страхователях не равноправного партнёра по страховым отношениям, а лишь объект для реализации своих собственных эгоистических интересов, ведёт к непрозрачности страховщиков, нарастанию информационной асимметричности в отношении потребителей, вплоть до их дезинформации, к имитации надёжности, например, с использованием рейтинговых агентств и т.п.

На базе анализа основ институционального механизма современного российского страхового рынка и особенностей рыночного поведения страховщиков открываются возможности для выявления закономерностей формирования и функционирования механизмов страхового риск-менеджмента.

Низкая степень рациональности, привычка к административному давлению, инвестиционная близорукость, склонность к оппортунизму зачастую буквально «подталкивают» страховщиков в процессе их взаимодействия с потребителями к поиску наиболее «эффективных» с их точки зрения способов приспособления к неопределённости, т.е. таких способов, применение которых формирует наиболее низкий уровень трансакционных издержек именно для страховщиков.

Опыт показывает, что в настоящее время для страхового бизнеса ряда стран с переходной экономикой наиболее приемлемым механизмом снижения трасакционных издержек и приспособления к неопределённости будущего является принуждение потребителей страховых услуг через введение обязательных видов страхования в ущерб добровольным. На это же направлена политика ограничения деятельности страховых посредников, способных на деле отстаивать интересы потребителей в качестве независимых профессиональных риск-менеджеров. В этих случаях фактически имеет место эксплуатация потребителей поставщиками страховых услуг против их воли, которая, как водится, «вуалируется» активным агитационно-пропагандистским обеспечением.

Понятно, что в таких условиях развитие страхового риск-менеджмента, для которого необходимо добровольное равноправное взаимодействие между собственником имущества и страховщиком, будет испытывать серьёзные ограничения.

Очевидно, что при доминировании таких установок деятельность страховщиков вступает в явное противоречие с подлинными целями общества и государства, которые заключаются в развитии страхования не как механизма обеспечения воспроизводства страховщиков, а как механизма оптимальной защиты от рисков предпринимателей и домашних хозяйств. В свою очередь, достижение такой оптимизации предполагает в качестве предпосылки обеспечение приоритета интересов страхователя как источника и, поэтому, главного участника процесса воспроизводства всей системы страховых отношений.

На создание рыночных предпосылок для этого в условиях переходной экономики и должна быть направлена политика государства, одной из главных функций которого в современных условиях является формирование адекватной институциональной среды.

Экономика и управление собственностью. Научно-практический журнал. 2008. № 1

Примечания:

1. См. А.Ю.Лайков. Страховой риск-менеджмент как инструмент реализации собственности. Экономика и управление собственностью. Научно-практический журнал. 2006. .№2. С.19-25.

2. Управление государственной собственностью в странах с переходной экономикой (на примере
Туркменистана)/ Под ред. В.И.Кошкина, А.А.Тихомирова. - М. ВШПП. 2004. С. 120-122.

3. А.Ю.Лайков. «Как обеспечить приоритет интересов потребителей перестраховочных услуг». – «Финансы», № 10, 2005, с.49.

4. В 1990 г., например, в РСФСР только добровольным страхованием было охвачено 75% населения. По опросам, в 2007 г. страховыми услугами пользовались 46,3% россиян, причём около 20% населения - это потребители услуг по «принудительному» страхованию гражданской ответственности автовладельцев. Доля страховых взносов в ВВП в 1990 г. составляла 3%, доля реального страхования в ВВП в 2007 г. составляла, по нашим оценкам, менее 1,5%.

5. И.Б.Котлобовский, А.Ю.Лайков, С.И.Рыбаков, К.И.Третьяков. К вопросу о стратегии развития отечественного страхования. Страховое дело. 2007.№ 6. С.11.

6. Dequech D. Fundamental uncertainty and ambiguity// Eastern Economic Journal. 2000. Vol. 26(1). P. 41-60.

7. Дж. К. Гэлбрейт. Экономические теории и цели общества. М. Прогресс. 1979. С.274-276.

8. И.Розмаинский «Основные характеристики семейно-кланового капитализма в России на рубеже тысячелетий: институционально-посткейнсианский подход». Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2004. Том 2 № 1.

9. См. Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. М. 2000.С.120.

10. Leibenstein H. Beyond Economic Man. A New Foundation for Microeconomics. London. Harvard University Press. 1976.

11. Уильямсон О. Экономические институты капитализма. Рынки, фирмы, «отношенческая» контрактация. СПб. Лениздат. 1996. С.97.

12. И.В.Розмаинский Институциональный анализ поведения домохозяйств: общая характеристика/ в кн. Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). Под ред.Р.М.Нуреева. М.МОНФ.2001. С. 54.

13. Juniper J. A genealogy of short-termism in capital markets. http://business.unisa.edu.au/cobar/workingpapers/cobar/2000-03.pdf.

14. Rozmainsky I.V. A simple Post Keynesian model of investor myopia and economic growth//http://meritbbs.unimaas.nl/WEHIA/

15. См., например, А.Ю.Лайков Развитие страхового бизнеса в России в условиях действия системных ограничений. www.insur-info.ru/analysis/27.