"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Отсутствие доверия разъедает рынок

Алексей Юрьевич Лайков,

к.э.н., генеральный директор ООО «Страховой Брокер «РИФАМС»

выступление на «круглом столе» в рамках IX Всероссийской конференции по перестрахованию
24 марта 2005 года,

журнал"Страховое дело" № 7, 2005 г.

Для меня после докладов, прозвучавших в первой половине сегодняшнего дня конференции, стало очевидным, что на самом деле главная ее тема - это тема доверия на рынке перестраховочных услуг и на страховом рынке в целом. Вопрос о недостатке доверия так или иначе затрагивался практически в каждом из тех выступлений, которые заслуживали сегодня серьезного внимания участников конференции. Думаю, что и я не ошибусь, сказав, что доверие на страховом рынке между поставщиками и потребителями услуг падает. Падает оно и на перестраховочном рынке. Отсутствие доверия как ржавчина разъедает отношения на рынке страхования и перестрахования. По моему мнению, метастазы недоверия способны вообще разрушить рынок, ведь сколько мы все слышали о том, что страховые организации не выполняют обязательств друг перед другом; не выполняют своих обязательств цеденты, перестраховщики и брокеры.

Большой вопрос - правильно ли мы понимаем проблему доверия на страховом рынке, проблему взаимоотношений между его участниками? Я думаю, что сегодня на рынке и в общественном сознании доминирует упрощенное представление о доверии. И пока мы это упрощенное представление не преодолеем, мы не сможем найти пути укрепления доверия.

Я исхожу из того, что доверие – это не то, что возникает (а, на самом деле, никогда не возникает) после подписания всевозможных соглашений о соблюдении на рынке неких, как правило, в последствии игнорируемых подписантами, «этических принципов», а то, что является результатом столкновения объективных интересов участников рынка. Объективные условия функционирования страхового рынка обусловливают интересы его участников и их взаимоотношения между собой. Эти условия формируются в процессе развития мировой экономики, и, в частности, экономики нашей страны, и генерируют либо доверие между участниками рынка, либо недоверие. Нам необходимо понимать процессы и механизмы появления данных тенденций, чтобы искать рецепты для разрешения возникающих проблем.

Небольшая цитата, иллюстрирующая противоречивость взаимоотношений на рынке. В двухтомном учебнике "Страховое дело" (М.: издательство "Экономист", 2004), подготовленном по заказу Германского союза страховщиков, на стр. 163 можно прочитать, что для страховщика пользование услугами страхового брокера дает ряд преимуществ. В числе преимуществ такое: страховой брокер – это профессионал в страховом деле.

На стр. 164 читаем, что неблагоприятным для страховщика (также и для перестраховщика) является следующий момент: брокер представляет интересы страхователя.

Какой из этого можно сделать вывод?

Дело в том, что одна из главных особенностей современного российского страхового рынка и в не меньшей степени - мирового страхового и перестраховочного рынка – это сознательное и последовательное игнорирование поставщиками услуг интересов потребителей. В нынешней идеологии поведения на рынке страховых и перестраховочных компаний заложено игнорирование интересов и потребностей тех, кто эти услуги потребляет! Как видим, эта порочная идеология даже в немецком учебнике нашла свое отражение. Причем положение продолжает усугубляться по мере усложнения общей ситуации на мировых перестраховочных рынках.

Если брать мировой рынок, то процессы игнорирования интересов потребителей перестраховочных услуг выражаются в ужесточении условий договоров перестрахования по отношению к потребителям, а это, в свою очередь, отражается на договорах страхования. Мы знаем, например, что и масса потребителей страховых услуг за рубежом сегодня оказалась без адекватного страхового и перестраховочного покрытия.

Сегодня на пленарном заседании мы слышали о том, что российский страховой рынок вроде бы стал, наконец, «известен» зарубежным перестрахователям, которые размещают теперь некоторые свои риски в России. Однако нет никаких оснований для поспешных и поверхностных выводов о том, что наш по-прежнему весьма неразвитый и неустойчивый рынок, подверженный крайне высоким страновым рискам, стал вдруг полноценной и стабильно привлекательной частью рынка международного. Так могут наивно полагать только либо не очень грамотные, либо не очень опытные люди, либо люди, нервно и безутешно ищущие и не находящие хоть каких-нибудь покупателей на свой, уже порядком надоевший им самим, перестраховочный бизнес. В решающей степени интерес большинства приходящих сюда зарубежных потребителей перестраховочных услуг объясняется, конечно, тем, что они не находят покрытия у себя в странах, на своих региональных и межрегиональных рынках. Не надо плодить иллюзии: сегодня вменяемые зарубежные перестрахователи приходят к нам, на наш волатильный рынок, не от того, что он вдруг стал надежным и привлекательным – что бы нам не рассказывали, никаких «чудес» с российским перестраховочным рынком за последние годы не случилось. Они приходят сюда только тогда, когда их к нам объективно «выталкивает» положение, сложившееся на международном перестраховочном рынке. Они - то, что этот рынок сегодня отказывается «переваривать», то, что вызывает у него «изжогу». Поэтому, скорее всего, и для «пищеварительной системы» и для всего «организма» российского перестраховочного рынка многие из этих «яств» окажутся не очень полезными.

Все эти явления - есть следствие общей ситуации, общей тенденции на рынке перестрахования, которая сложилась в последнее время за рубежом. Теперь вы практически не найдете там пропорционального перестрахования. Не услышите больше в исполнении перестраховщиков серенад о том, что "мы с вами делим ваши радости и убытки – вашу судьбу". После 11 сентября 2001 года поставщики капитала требуют от своих менеджеров, от перестраховочных компаний уменьшения рисковой части и большей отдачи от вложенного в перестрахование капитала. В этой ситуации уже не находится места интересам потребителя, а превалируют интересы перестраховщиков.

Мы все знаем, но почему-то не очень любим вспоминать, о критической зависимости российских страховых и перестраховочных компаний от размещенных за рубежом перестраховочных программ. Конечно, сегодня, что бы там не говорилось про возможность «зиму в лаптях проходить», т.е. обойтись без зарубежного перестрахования, ответственным и профессионально состоятельным участникам рынка понятно, что без него нельзя обеспечить приемлемую степень надежности защиты интересов потребителей. Однако, те условия, в которые поставлены за рубежом российские компании, а еще в большей степени те условия перестраховочного покрытия, на которые некоторые российские компании соглашаются для того, чтобы «сэкономить» на перестраховании, в значительной степени определяют и их, подчас «странное», поведение на нашем внутреннем рынке. Эти же условия определяют и практику игнорирования интересов потребителей, которая все более заметно проявляет себя в рыночном поведении некоторых российских компаний, которые принимают риски в перестрахование. Хочу подчеркнуть, что все более заметное и нарастающее господство идеологии игнорирования поставщиками интересов потребителей - это объективный фактор, который естественным образом подрывает доверие на рынке.

Конечно же, квалифицированные потребители страховых и перестраховочных услуг чувствуют сложившуюся ситуацию, понимают, что их интересы объективно игнорируются, и начинают отказывать в доверии российскому страховому и перестраховочному рынку.

Можно с уверенностью сказать, что такая идеология и практика осуществления перестраховочных операций является тормозом в развитии и страхования, и перестрахования в России.

Следующий момент, на который я хочу обратить внимание, – это сложная кадровая ситуация в отечественном страховании и перестраховании. Существует расхожее мнение, что перестраховочный рынок отличается от страхового тем, что на нем взаимодействуют профессионалы. Думаю, на российском перестраховочном рынке это, к сожалению, далеко не всегда так.

Примеры из недавней практики:

- брокер спрашивает руководителя страховой компании, в которой планирует размещать риски в перестрахование: «Скажите, пожалуйста, какое у вас собственное удержание?» Ответ: «Сейчас не помню. Но миллионов 30 на расчетном счету есть»;

- брокер спрашивает андеррайтера другой страховой компании: «Расскажите, пожалуйста, немного об основных принципах андеррайтерской политики Вашей компании». Ответ андеррайтера выражается в следующих действиях: сначала плачет, затем рыдает, в конце концов убегает, заливаясь слезами;

- брокер интересуется у одного из руководителей еще одной страховой компании: «Расскажите, пожалуйста, о принятой в Вашей компании процедуре урегулирования убытков. Нам это небезынтересно». Ответ: «Ишь, чего захотел! Ты сначала скажи, какой объем премий ты будешь на нас заводить».

Это всё характерные примеры нынешнего низкого профессионального уровня взаимоотношений брокеров и отечественных страховщиков/перестраховщиков.

Кадровая проблема на российском страховом рынке действительно существует, и она весьма серьезна. Уверен, что необходимо последовательно добиваться полноценной практической реализации недавно принятых поправок в закон об организации страхового дела, которые требуют наличия высшего экономического или финансового образования у руководителей страховых организаций.

Однако здесь существует серьезная опасность профанации этой абсолютно здравой идеи. Мне приходится не только руководить страховой организацией, но еще и преподавать страховые дисциплины, в частности, при получении людьми, работающими в страховании, второго высшего образовании. Я вижу специалистов, которые стремятся к знаниям, причем, как правило, это руководители или страховых компаний, или каких-либо их подразделений. Но среди них, к сожалению, довольно часто встречаются люди, которые ошибочно полагают, что они уже "все знают" про страхование и перестрахование. Они звонят мне и спрашивают: «Когда мне приехать, чтобы Вы поставили мне экзамен?» Я пытаюсь уточнить: «Вы хотите сдать экзамен?» - «Нет, хочу, чтобы мне поставили экзамен». Объясняю, что я не менее занятой человек, чем этот дядя – руководитель страховой компании. Я тоже руководитель страховой организации. Я тоже занят, но тем не менее нахожу время для преподавательской работы. Однако, учиться такие люди желания, а, скорее всего, и способностей, не имеют. Они хотят лишь иметь диплом и руководить страховыми компаниями. Как они и подобные им люди «руководят» видно из приведенных выше примеров и эти «менеджеры» никуда не делись со страхового и перестраховочного рынка, они, к сожалению, всегда с нами. В случае со мной таким «дядям»/ «тетям» не очень везет, но сколько же их проходит мимо: и ведь не только дипломы о высшем экономическом или финансовом образовании получают, но уже даже и ученые степени.

Это серьезная проблема. Я уверен, что ее нерешенность подрывает доверие и на страховом рынке, и на рынке перестраховочных услуг. Многие руководители страховых организаций иногда просто не понимают, что вокруг них происходит, и в итоге рождается принципиальная установка на игнорирование интересов потребителей страховых услуг при организации бизнес-процессов, снижается кадровый потенциал российских страховых и перестраховочных организаций, потому что малограмотные руководители подбирают кадры под стать себе.

Из этой ситуации есть два выхода. Один - нормальный выход: совершенствование бизнес-процессов и повышение квалификации кадров. Но, к сожалению, как правило, у нас выбирают второй выход – вранье. Компании начинают про себя врать. Вообще-то весь мировой страховой рынок наполнен враньем. За рубежом вранье доведено до виртуозного уровня. Но там, главным образом, обманывают акционеров и инвесторов. Все знают, какие истории сейчас разворачиваются вокруг доходности акций и специфической деятельности некоторых известных зарубежных страховых и перестраховочных организаций. Они подтверждают, что обман действительно становится одним из серьезных факторов функционирования страхового рынка в мировом масштабе. Подобные вещи происходят сегодня и в России, но у нас страховые организации обманывают, прежде всего, потребителей.

Сюда же следует отнести рейтинги. Вы, наверное, знаете, что все рейтинги рейтинговых агентств существуют для дилетантов, для того, чтобы их выводы прочитал неквалифицированный инвестор, недостаточно грамотный потребитель и отнес свои денежки "в надежную компанию". Но это совершенно не значит, что мы, те, кто старается профессионально работать на рынке, должны уподобляться дилетантам! Ни Баффет, ни Ротшильд не читают рейтинги рейтинговых агентств и даже не интересуются ими. У них - своя голова и, соответственно, свои оценки. И у нас должна быть своя голова на плечах, тем более, когда мы видим, что и на нашем страховом и перестраховочном рынке не в шутку, а «на полном серьезе» пытаются воспринимать и даже применять оценки доморощенных экспертов.

Я понимаю, что некоторым специалистам российских страховых и перестраховочных компаний, а также брокерам, удобно иметь возможность в любой момент заявить начальству и клиенту, что "мы, мол, осуществили перестрахование в такой-то компании с международным рейтингом «А» и претензий к надежности размещения быть не должно. А в том, что эта компания через месяц после того, как рейтинговое агентство присвоило ей рейтинг «А», «посыпалась» вместе с деньгами ее клиентов, такой специалист или брокер не будет виноват, а будет «виновато» рейтинговое агентство, которое никакой ответственности, конечно, не несет. Таким безответственным специалистам и брокерам так проще, а собственникам компании, которая понесет реальный ущерб вследствие их безответственности – будет гораздо сложнее.

Какие выводы можно сделать в этой ситуации? Такие весьма характерные для современного страхового и перестраховочного рынка свойства как принципиальная нацеленность на игнорирование интересов потребителя; недостаточный квалификационный уровень собственников, руководителей и сотрудников страховых организаций и ложь как активно используемый инструмент ведения дел представителями страховых организаций серьезным образом подрывают доверие потребителей к страховому и перестраховочному бизнесу. Это, в свою очередь, тормозит реальное развитие отечественного страхового рынка.

Какими могут быть выходы из того сложного положения, в котором он сегодня оказался?

Думается, что преодолению нарастающих трудностей может, в частности, способствовать изменение места и роли страховых и перестраховочных брокеров в формировании отношений доверия на отечественном рынке. В нынешней ситуации, когда поставщики услуг сознательно игнорируют интересы потребителей и пытаются компенсировать это обманом, когда потребители услуг, в свою очередь, нередко сами пытаются обмануть поставщиков услуг, брокер должен занять реально независимую позицию. Он должен держать высокий профессиональный и моральный уровень для того, чтобы не дать этой ржавчине, которая сегодня разъедает российский страховой и перестраховочный рынок, окончательно его распылить, привести в хаотическое состояние, к которому он неуклонно движется. Сегодня брокер должен иметь все необходимые (т.е. и правовые, и финансовые, и организационные и др.) возможности на практике в равной степени блюсти интересы и поставщика, и потребителя услуг.

Мы должны всегда помнить, что потребитель платит за весь рынок! Весь страховой и перестраховочный рынок существует на его деньги! Если мы будем давить потребителя, если мы будем его оставлять без покрытия, мы сами весьма скоро просто останемся без существования и развития.

Но при этом мы не должны игнорировать негативные явления в поведении некоторых потребителей: сегодня всё больше появляется «клиентов», которым не нужно реальное покрытие, а нужно, например, получить кредит, условием чего является страхование залога. Они отдают что-то в залог, страхуют это, а потом, глядишь, начинаются убытки, размер которых плавно доходит до суммы ранее уплаченной премии. Сейчас такая подозрительная практика получает все более заметное распространение.

Брокера сегодня юридически ставят в положение профессионально действующего участника рынка, выражающего интересы, главным образом, страхователя/перестрахователя. Но реальность современного страхового рынка требует, чтобы брокеры, реализуя интересы страхователей на всех этапах, в том числе и на этапе перестрахования, в то же самое время обеспечивали бы интересы развития рынка реального страхования и перестрахования. Этого невозможно добиться без учета в деятельности брокеров интересов и других профессиональных участников рынка, например, страховщиков и перестраховщиков. Когда мы, брокеры, чувствуем, что со стороны страхователя готовится явный подвох, когда страхователь действует «на грани фола», мы должны занять совершенно определенную позицию, чтобы не подрывать и не дискредитировать рынок, вообще не превращать страхование в фарс. Плохо, что попытки страховщиков предотвратить такого рода действия страхователей не всегда находят поддержку со стороны брокеров и даже аварийных комиссаров.

Разделение страховых посредников на брокеров и агентов, закрепленное в нашем оторванном от реальности страховом законодательстве, тормозит не только развитие, но и просто нормальное функционирование рынка. В континентальной Европе, в Великобритании такое разделение законодательно устранено – на их развитом рынке созданы условия для деятельности профессиональных страховых посредников, которые могут выполнять самые разнообразные функции, и агентские, и брокерские, и консультационные, и другие в зависимости от того, что в каждом конкретном случае наиболее выгодно для реализации сделки, а значит, - для развития рынка в целом. И это не случайно: все вменяемые люди понимают, что без профессионального посредника современный рынок страхования и перестрахования работать не может. Однако нормальное функционирование современного постиндустриального рынка возможно тогда, когда посредники нацелены на сочетание в своей деятельности интересов потребителей и поставщиков страховых и перестраховочных услуг и имеют необходимые для этого полномочия и возможности. Позиция независимого профессионального страхового посредника должна быть закреплена юридически и у нас в стране, чтобы имелось ясное понимание его статуса, прав и обязанностей и возможностей. Необходимость этого обусловлена сегодняшней практикой и потребностями развития отечественного рынка страхования и перестрахования. При этом, механизмы регулирования и степень контроля за деятельностью профессиональных посредников должны быть увязаны не с попытками искусственного разделения их деятельности на агентскую и брокерскую, а, главным образом, - с масштабами этой деятельности, т.е. в зависимости от размеров оборота средств профессиональной посреднической организации (как это делается сегодня в Великобритании).

Нам крайне необходимо сохранять и наращивать свой профессионализм, добиться нормальных условий для работы и стимулирования нашей деятельности, ведь если рынку российского страхования и перестрахования суждено, наконец, начать реально развиваться, то развитие это будет обеспечиваться, главным образом, за счет и в меру развития деятельности профессиональных страховых посредников.