"Жизнь нам дана только для того, чтобы мы славили Бога, благотворили ближнему и достигали вечного царства указанным в Евангелии тесным путем"
(св. Преподобный Амвросий Оптинский)

Подарки из прошлого: как управляли энергорисками до ликвидации РАО «ЕЭС России»

Алексей Лайков,

генеральный директор страхового брокера «РИФАМС», к. э. н.


Одним из ключевых инструментов управления рисками на российских предприятиях электроэнергетики по-прежнему является страхование. При этом, важно отметить, что содержание процессов, происходящих в данной сфере сегодня, во многом определяется наработками РАО «ЕЭС России» и Росэнергоатома в области организации страховой защиты. Соответственно, для лучшего понимания действующей системы управления энергорисками представляется целесообразным изучение опыта этих предприятий.

Страхователь — сторона в договоре страхования, страхующая свой имущественный интерес или интерес третьей стороны. По договору страхования на страхователе лежит обязанность уплаты страховой премии страховщику за принятие им на себя ответственности возместить страхователю убыток при наступлении страхового случая. Страхователь может заключить договор страхования как в свою пользу, так и в пользу другого лица. Страховщик ­— сторона по договору страхования, которая принимает на себя обязательство возместить другой стороне убытки, обеспечить финансовые льготы или предоставить другие страховые услуги. Использование термина «страховщик» является более предпочтительным, чем «компания», «андеррайтер», «лицо, несущее ответственность по риску», поскольку он применим как к частным лицам, так и к организациям, осуществляющим страховую деятельность.

За время существования энергетической монополии удалось построить достаточно эффективный механизм комплексного страхования энергопредприятий. Были созданы отраслевые системы обеспечения страховой защиты, опорными звеньями которых стали кэптивные страховые брокеры. В целом системы были вполне адекватны сложившейся рисковой ситуации.

В 2007 г. сборы страховых премий на рынке страхования электроэнергетики оценивались в 11 млрд руб., из них порядка 7,5 млрд руб. приходилось на страхование имущества, 3 млрд руб. — на личное страхование работников предприятий электроэнергетики, около 0,3 млрд руб. — на страхование ответственности, в том числе страхование при эксплуатации объектов повышенной опасности, и 0,2 млрд руб. — на обязательные виды страхования (ОСАГО).

Основными страховщиками выступали такие компании, как «Ингосстрах», «АльфаСтрахование», «КапиталЪ Страхование», «РОСНО» и «СОГАЗ». Структура страховых премий электроэнергетики в 2007 г. представлена на рис. 1 (по данным агентства «Страховой маркетинг»).

Рис. 1. Структура рынка страхования предприятий электроэнергетики в 2007 г.

Система страхования ответственности за ядерный ущерб в России соответствует сложившейся международной практике и требованиям Венской конвенции 1963 г., вступившей в силу на территории нашей страны в 2005 г.

Объем страховой премии в секторе ядерного страхования оценивался в 175 млн руб. Именно такой взнос уплачивает оператор российских АЭС — Росэнергоатом, который несет ответственность за ядерный ущерб в размере, установленном названной конвенцией (примерно 100 млн долл., или 2,6 млрд руб.). Росэнергоатом страхует свою ответственность на 3,2 млрд руб.

Страхование осуществляется Российским ядерным страховым пулом (РЯСП), куда входят 23 страховые компании. Лидером РЯСП является СОГАЗ с долей в 65%.

Объем сборов страховых премий в сегменте добровольного страхования предприятий Росэнергоатома оценивается в 6—7 млрд руб., около 70% из них собирается страховыми компаниями «СОГАЗ» и «МАКС». В 2007 г. СОГАЗ застраховал имущество всех 10 российских атомных станций на общую страховую сумму 68,7 млрд руб. По экспертной оценке, совокупная премия могла составить 1,2—1,5 млрд руб.

Структура премий по страхованию предприятий атомной энергетики на 2007 г. представлена на рис. 2 (по данным агентства «Страховой маркетинг»).

Рис. 2 Структура страхования предприятий атомной энергетики в 2007 г.

На ошибках учатся

Анализ сложившейся в энергетике практики страхования за период существования РАО ЕЭС показывает, что принятые механизмы страховой защиты в большинстве случаев не в полной мере обеспечивают разрешение противоречий между потребителями и поставщиками страховых услуг, которые связаны с объективно обусловленной разнонаправленностью интересов обеих сторон. Страховщик, если это не кэптивная компания, в принципе не может быть риск-менеджером страхователя: он преследует на страховом рынке свои цели, отличные от целей потребителя страховых услуг. По мере усложнения рисковой ситуации на энергопредприятиях, из-за ускорения либерализации отрасли, а также нарастания изношенности основного капитала эти противоречия только обостряются.

Установившиеся до ликвидации РАО ЕЭС порядок выбора поставщиков страховых услуг, порядок формирования и реализации программ страховой защиты не вполне способствуют реализации и обеспечению приоритета интересов энергопредприятий-страхователей. Для практики заключения договоров страхования энергорисков последнего десятилетия при выборе страховщиков был характерен чрезмерный интерес к формальным показателям их деятельности (размер уставного капитала, активов, объем собираемых страховых премий), хотя в действительности данные факторы не играют существенной роли при принятии решений о выплатах страховых возмещений. Кроме того, зачастую учитывались рекомендации рейтинговых агентств, чьи оценки не являются репрезентативными. При этом, при формировании страховой защиты, не уделялось должного внимания оценке готовности страховщиков своевременно выплачивать страховые возмещения в объеме, необходимом страхователям, и обеспечению условий для адекватной компенсации понесенного ущерба.

В период существования РАО широкое распространение получило недострахование объектов электроэнергетики. Этот пробел пытались «компенсировать» применением суррогатных и плохо воспринимаемых зарубежными перестраховщиками договоров страхования «по первому риску».

Страхование «по первому риску» — система страхового обеспечения, при которой все убытки возмещаются полностью, но только в пределах страховой суммы. Возникающие при страховом случае потери можно отнести к двум группам: потери, не превышающие страховой суммы, и потери сверх страховой суммы. Убытки, относящиеся к первой части (первые риски), компенсируются полностью; отсюда и название данной системы.

Для определения страхового возмещения при ответственности по первому риску нет необходимости оценивать стоимость всего имевшегося и сохранившегося имущества (при условии, что договор заключен правильно и страховая сумма не превышает реальную стоимость имущества) — достаточно вычислить фактический ущерб. Поэтому данная система применяется, как правило, там, где оценка всего имущества сопряжена со значительными сложностями или там, где страхователь стремится «сэкономить» и на цене такой оценки, и на цене страхования.

Для возобновления действия договора страхования страхователь должен вновь заплатить установленную страховщиком страховую премию.

В последнее десятилетие в энергетике недостаточно востребованными оставались широко известные и давно применяемые виды страхования, которые способны обеспечивать непрерывность и развитие предпринимательской деятельности, такие как страхование убытков от перерывов в производстве, страхование строительно-монтажных рисков (включая страхование от убытков, вызванных задержкой ввода объектов в эксплуатацию), страхование некоторых видов ответственности и др.

Еще одно важное упущение состоит в том, что при реализации договоров страхования энергорисков долгое время мало внимания уделялось управлению убытками.

В процессе внедрения страхования в электроэнергетику для страхователей в целом был характерен акцент скорее на обеспечение формально выгодных по цене, франшизам и составу покрытия условий страхового полиса, нежели на формирование полноценной страховой защиты. Последняя невозможна без создания условий для гарантированного и своевременного получения адекватного страхового возмещения.

Франшиза — сумма ущерба, удерживаемая из суммы страхового возмещения и покрывающаяся страхователем. Страховое покрытие (страховая защита) — экономическая категория, отражающая совокупность распределительных отношений, которые связаны с возмещением страховщиком потерь, наносимых имущественным интересам страхователей различными событиями, предусмотренными в договоре страхования; совокупность обязательств, направленных на обеспечение требований страховой услуги. Границы страхового покрытия определены договором страхования. Термин может применяться для обозначения как суммы обеспечиваемого возмещения, так и опасностей, от которых обеспечивается страхование.

Страховое возмещение — сумма, выплачиваемая страховщиком по имущественному страхованию и страхованию ответственности в целях компенсации ущерба вследствие страховых случаев.

Цель страхования для потребителя страховых услуг заключается в полной компенсации ущерба при наступлении страхового случая. Условия же страхования (состав покрытия, тарифы, франшизы и др.) — это средства достижения данной цели. Безусловно, средства должны быть оптимальными, однако не должны подчинять себе цель — как нередко бывает у участников рынка (включая профессиональных), путающих страхование с торговлей полисами.

При сохранении «традиционного» для российского страхового рынка игнорирования главных вопросов страховых отношений, связанных с целью страхования (в порядке убывания по степени важности: создание условий для обеспечения полноценных выплат страховых возмещений, формирование адекватного состава страхового покрытия, оптимизация других условий страхования), обеспечить приоритет интересов энергопредприятия-страхователя не удастся. При таких условиях этот рыночный сегмент будет фактически находиться под диктатом страховщиков.

"Энергорынок", № 11 за 2008 г.